Немного Франции в осенней столице

В рубрике Культура - 2020-10-15 15:30:53

Ольга Шишанова

Главный дирижер столичного театра “Астана Опера”, заслуженный деятель Казахстана, именитый маэстро Алан Бурибаев в предстоящие выходные представит вниманию жителей и гостей Нур-Султана эксклюзивную программу с нотками юмора - оперно-симфонический концерт “Мольер, Вольтер и Бомарше, или Отцы французской комедии”

В Казахстане и далеко за его пределами Алана Бурибаева знают как маэстро самого высокого уровня. По виртуозному взмаху его дирижерской палочки играют симфонические оркестры разных стран мира. Но кроме всего прочего одна из граней его таланта - это создание проектов, вызывающих резонанс среди мировой музыкальной общественности. В их числе симфония №8 Густава Малера, торжественная ода SHINE ASTANA Карла Дженкинса, которые исполняло более тысячи музыкантов из Казахстана, Италии и других стран. Запомнился и полюбился сердцу слушателей также и оперно-симфонический концерт “Письма из Италии”, исполненный музыкантом в начале этого года. Поклонники высокого искусства с нетерпением ждали продолжения творческих подарков от маэстро. И вот, наконец, на радость публике Алан Бурибаев предложил увлекательную программу “Мольер, Вольтер и Бомарше, или Отцы французской комедии”.
Исключительной особенностью этого проекта является то, что в концерте прозвучит версия монолога, созданная самим маэстро, но в свободном прочтении комедии “Мещанин во дворянстве” Жана-Батиста Мольера вместе с сюитой из музыки к этой комедии Рихарда Штрауса. В разные годы подобную концепцию сочетания музыкального и драматического начал в этой пьесе маэстро Бурибаевым представлял в Балтиморе, Дублине, Майнингене, и везде она вызывала большой интерес у публики.
Напомним, в центре музыкального монолога находится мольеровский господин Журден, которого Алан Бурибаев увидел смешным, милым и в то же время простодушным и самодовольным малым. Главный герой полон детской любознательности, но и мальчишеской влюбчивости. Маэстро сохранил авторские акценты Мольера, построенные на неодолимой жажде Журдена быть признанным в высших кругах. Вокруг этого и разворачиваются все дальнейшие события. Кстати, господина Журдена представит музыкант оркестра Асет Нельдыбаев.
Музыкальный вечер продолжит насыщенная программа, в которой исполнят произведения, написанные на тексты классиков золотого века французской комедии, все тех же Мольера, Вольтера и Бомарше.
Кроме того, взыскательной публике предложат очерки из жизни и творчества Вольтера, а также Бернстайна, Бомарше и Моцарта, Мольера и Штрауса. Маэстро утверждает, что литературная канва будет изысканно обрамлять музыкальное содержание концерта.
Но и это еще не все. Публику ожидает еще один сюрприз - впервые на сцене театра “Астана Опера” в рамках этой концертной программы исполнят финал второго акта из оперы “Свадьба Фигаро” Моцарта, которая является искрометной, блистательной комедией, созданной по мотивам пьесы французского драматурга Пьера Огюстена Бомарше “Безумный день”. Либретто для этой оперы значительно переработал итальянский поэт и переводчик Лоренцо да Понте. С тех пор это одна из прекраснейших жемчужин оперного искусства, вызывающая неизменные овации и восторги у публики, поскольку это опера-буффа, а этот жанр, как известно, любим практически всеми слушателями и иллюстрирует комедию положений.
Так и здесь - ситуации на сцене стремительно сменяются, сюжет живо развивается. Постоянная путаница и неразбериха, особенно связанная с переодеваниями мужчины в женское платье, - характерные признаки народно-бытовой оперы того времени как жанра. Но многие принципы искусства буффонады можно увидеть и в сегодняшних продолжателях этого жанра - кинокомедиях: пародии, подвижность развития сюжета, сатирическая направленность бытовой фабулы.
При этом хотелось бы обратить внимание на музыку великого Моцарта, слушая которую, можно заметить, что все не только остается по-прежнему, но приобретает еще больше пыла и остроты. В учтивости маэстро из прошлого чувствуется некий подтекст, подобный маске, трюку, внешне, может быть, слишком наивному, но сглаживающему принимаемое решение. И это как раз та нравственная позиция, к которой стремился и сам Бомарше, - нежелание наносить раны тем, кто и без того был уязвлен словесной сатирой того времени. Так и для Моцарта равновесие зиждется в самой структуре оперы, в природе музыки, рассматриваемой как наркотик, который в XIX веке мог превратиться как в яд, так и в возбуждающее средство. Не случайно в “Свадьбе Фигаро” улыбки еще свежи, но драматический тон мелодии проскальзывает то тут, то там, выражаясь в печальных акцентах и пронизывая волнением какое-то лихорадочное развитие интриги, стараясь при этом с некоей горькой беспечностью раствориться в болтовне...
Нур-Султан

Поделиться
Следуйте за нами