Послевкусие после зарплаты

В рубрике Исследования - 2022-02-11

Алла Иванилова

Более половины расходов казахстанцев уходит на еду. И с каждым годом этот процент растет. Траты на пропитание считаются одним из ключевых индикаторов уровня бедности - люди работают, чтобы есть. На другие потребности денег практически не остается

Динамика потребительских расходов казахстанцев за 2016-2020 годы показывает, что доля затрат граждан на продукты каждый год растет на 2-2,5 процента. Накануне экономического кризиса в 2007 году доля продуктов в общих расходах казахстанцев не превышала 36 процентов. Шесть лет назад среднестатистическая семья тратила 43 процента своих доходов на первоочередные нужды, а по итогам 2021 года - уже больше половины. По данным Национального бюро статистики РК - 52,8 процента.

Впрочем, сколько на самом деле население тратит на еду, достоверно неизвестно. Да и не всегда при желании это можно проследить, если скажем, человек закупается на базаре, где нет кассовых аппаратов, а значит учет не ведется. Для Казахстана - страны восточной - с его базарными традициями это тем более актуально.

Тем не менее свободных денег в казахстанских семьях и вправду становится все меньше. Люди меньше думают о будущем. У населения нет возможности создавать спрос на товары и широкий спектр услуг, что сказывается на падении ассортимента товаров. А без спроса, как известно, нет развития экономики.

Тот факт, что больше половины своих доходов казахстанцы тратят на продукты питания, демонстрирует: с одной стороны, в стране очень низкие зарплаты, а с другой - дорогие относительно уровня жизни продукты.

Поэтому прежде всего необходимо увеличивать производство продуктов питания и работать над снижением их цены. Возможно, где-то нужны налоговые послабления и поощрения для предприятий аграрного сектора.

Согласно исследованию Национальной палаты предпринимателей, у предприятий пищевой промышленности Казахстана не хватает оборотных средств. Сырье у местных производителей низкого качества и порой дороже, чем китайское. Поэтому “пищевики” вынуждены закупать его за рубежом. При этом качественное и недорогое сырье уходит на иностранные рынки, в тот же Китай. Такой вот замкнутый круг. Немаловажным сдерживающим фактором выступает логистика. Учитывая, что территория Казахстана большая - пока доставишь сырье из одной точки в другую, оно становится “золотым”.

Практически все оборудование и часть сырья закупают за валюту, а учитывая нестабильность валютного курса, это затратно для отечественных производителей. С другой стороны, даже если цена, которую предлагают на внутреннем рынке в тенге выше, в любом случае выгоднее продать на экспорт в евро либо в долларах.

Среди прочих проблем - сложности входа на полки крупных ретейлеров. Не имея широкого доступа в розничную сеть, продукцию с радостью забирают иностранные сети. К повышению конечной цены на товары приводит и длинная цепочка посредников, которая никак не регулируется. Деньги под разумный процент остаются недоступными для бизнеса. Помимо этого ощущается нехватка квалифицированных кадров.

Также в Казахстане много мини-заводов, которые необходимо укрупнять, за счет чего улучшится качество продукции. В Белоруссии развито сельское хозяйство благодаря тому, что там нет мелких хозяйств. Все в руках Белгоспищепрома, крупные молочно-товарные фермы занимаются откормом животных, налажен полный цикл. В Казахстане немного компаний имеют собственную замкнутую цепочку производства. В качестве эффективной меры предлагалось установить минимальную планку по выработке продукции. Если предприятие ее не выполняет, то необходимо считать его неэффективным производством и не поддерживать.

Казахстан мог бы себя позиционировать как производитель “экологически чистых продуктов”. Для этого есть все - территория, климат. Но нужны большие инвестиции и инновации. Агронаука, к сожалению, в стране не развита. Вместо того, чтобы выводить свои адаптированные сорта, проще привезти их из Канады или США, и не исключено, что они генно-модифицированные. Утрачена взаимосвязь между фермерами и НИИ. Каждый сам по себе.

Ну и, конечно же, коррупция. Именно в сельском хозяйстве она процветает больше всего. Более половины коррупционных преступлений приходится на хищение субсидий. В целом за пять лет на субсидии выделили около двух триллионов тенге, и за эти годы с регулярной периодичностью заводили уголовные дела на чиновников. В частности, на программу субсидирования обводнения пастбищ выделили в течение пяти лет более 80 миллиардов тенге, но примерно половина субсидий ушла на ветер. Еще одна сфера сельского хозяйства, которая превратилась в “кормушку”, - развитие мясного производства. Здесь за пять лет выделили 465 миллиардов тенге.

Таким образом, пока одни воруют, сельское хозяйство и пищевая промышленность выживают как могут, а вместе с ними и казахстанцы, которые тратят половину своего дохода на еду.

Нур-Султан


Статья опубликована в №015, от 11.02.2022 газеты "Новое поколение" под заголовком "Послевкусие после зарплаты".

Поделиться