ПРИКАЗ ПО РЫНКУ

В рубрике Анонсированные материалы - 2022-02-01

Марта Рогова

В процессе борьбы с ростом цен власти все чаще уповают на радикальную меру - введение предельных цен. И хотя мера эта временная (по закону не более чем на 90 дней), но весьма болезненная для всех участников торговой цепочки. Но в первую очередь страдают не конечные ее звенья, а первые - товаропроизводители. И уже поговаривают, что введение предельных цен на отдельные продтовары может оставить аул “без штанов”

Начнем с того, что предельные цены на социально значимые продовольственные товары в последнюю пару лет стали уже традицией. То один, то другой регион фиксируют максимальную цену то на рис, то на яйца, то еще на что-нибудь из перечня (напомним, в число СЗПТ входит 19 видов товаров). И, как нередко жалуются товаропроизводители, снижать цену приходится не магазинам в ущерб их маржи, а именно им.

Вспомнить, например, ситуацию 2020 года с яйцами. После введения в стране предельных цен (после начала пандемии) производители яиц подняли большой шум, заявляя, что без субсидий (а их отменили с начала 2020 года) производить яйца по указанной властями цене - это работать ниже себестоимости. В итоге они добились возврата субсидий - 1,5 тенге на одно яйцо (до отмены было три тенге). Одним из их доводов было то, что при введении предельных цен магазины как брали свою маржу в 15 процентов, так и продолжают брать (и это помимо разных скрытых платежей вместо отмененных ретробонусов), цена доставки тоже не изменилась. Вот и получалось, что удешевление шло исключительно за счет отпускной цены с фабрики.

Сейчас ситуация еще хуже. Цена зерна растет, электроэнергии - тоже. И если власти решатся на фиксацию цен на уровне, “выгодном потребителям”, то это весьма серьезно ударит по производству. Даже при условии того, что удешевлять придется только одну категорию яйца - С1. Кстати, размеры предельных цен, которые устанавливали в течение 2020-21 годов, наглядно показывают влияние рынка на цену производства. Так, в апреле 2020 года предельная цена яйца первой категории в Алматы составляла 367 тенге, а ровно через год - уже 485 тенге. В Карагандинской области в 2020 году предельная цена на яйца варьировалась от 270 до 310 тенге (по районам), а в прошлом на весь регион стала 346. И это, заметим, еще до повышения цены зерна из-за неурожая.

Аналогичная ситуация и по многим другим видам СЗПТ.
Если по части товаров потеря дохода может компенсироваться другими видами (например, при предельных ценах на яйцо 1-й категории недополученные доходы могут компенсироваться ценами на яйца других категорий), то по другим такого не получится. Например, если предельная цена на картофель будет ниже цены производителя. Есть еще один нюанс. Картофель в правилах никак не варьируется, а вот у производителей разница в себестоимости бывает весьма существенная.
Например, в стране есть производитель, который выращивает картофель по экологичной технологии. И цена его соответствующая - минимум 250 тенге. Столько же стоит его же лук, 300 тенге - морковь. Но при этом при введении предельных цен на эти виды товаров производитель обязан будет подстраиваться под установленные показатели. Или закрывать производство.

При этом в Правительстве стимулируют потоки товаров на внутренний рынок практически искусственно - закрывая экспорт. С одной стороны, это правильно. При том же дефиците картофеля в России мы могли лишиться корнеплода в РК: производители просто вывезли бы все на продажу за более высокую российскую цену. Но есть и другая сторона медали: мест для качественного хранения картофеля внутри страны не очень и много. И в результате фермер к маю потеряет треть урожая: емкость внутреннего рынка невелика, и все выращенное в стране просто не съедят. И надежды, что он может компенсировать потерянное экспортом в июне-июле (а в это время картофель старого урожая в особенной цене), тоже немного. Опять же по причине объемных потерь.

При этом не стоит забывать, что все производители закредитованы и прибыль с продажи урожая - это возможность закрыть кредиты, взятые как раз на посевную-уборочную.

В общем, попытка удовлетворить требования горожан о снижении цен на основные продовольственные товары силовым путем - фиксацией цен на “удобном” для покупателей уровне - может нанести финансовый ущерб производителям. А их у нас как-никак 40 процентов населения.

Власти пытаются навести порядок в торговой сфере, переведя ее из разряда “базар” в категорию “цивилизованный рынок”. Но пока это получается сложно: основная масса сделок здесь проходит без документов, а потому цепочку ценообразования достоверно не отследить. Создание товаропроводящей системы с ее оптово-распределительными центрами, складами длительного хранения и информационной системой контроля вроде бы должно обелить все торговые процессы и взять под государственное око финансовые потоки в отрасли. Но, судя по риторике в соцсетях и выпадам отдельных парламентариев, с переменами в госполитике под угрозой и создание НТС.

Да, сейчас власть озабочена проблемой цен. А точнее, проблемой высокой стоимости товаров для значительной части населения. И гораздо быстрее и проще зафиксировать низкую цену в приказном порядке, чем эффективно (то есть без риска разогнать инфляцию) повышать доходы населения. Но разумно ли “оставлять без штанов” производителей продуктов? Ведь, судя по текущему состоянию АПК, даже многочисленные субсидии сельского хозяйства помогают фермерам выживать, но не процветать.

Очень хочется надеяться на то, что новое Правительство в погоне за быстрыми победами не наломает дров и все-таки сумеет выстроить качественную и безрисковую политику обеспечения внутреннего рынка страны продовольствием по выгодной для всех цене. И не “оставит без штанов” аул в угоду спокойствию городских кадров.

Нур-Султан



Статья опубликована в №010, от 01.02.2022 газеты "Новое поколение" под заголовком "ПРИКАЗ ПО РЫНКУ".

Поделиться