Гегель, Бабель и 162 казахстанца

В рубрике Новость дня - 2022-01-25

Мадина Меирманова

В прошлую пятницу Президент поговорил “по душам” с крупным бизнесом. Пообещав не раскулачивать олигархов, Касым-Жомарт Токаев призвал национальную буржуазию “к самому активному участию в трансформации социально-экономической модели страны”. То есть к работе по закону, а не по понятиям

Касым-Жомарт Токаев, сославшись на международных экспертов, озвучил, что “всего 162 человека владеют половиной благосостояния Казахстана”. “Люди задаются вопросом: почему все виды бизнеса оказались в одних руках? Чем мы хуже? Есть люди, которые путают Гегеля с Бабелем, не имеют специального образования, но у них огромное количество бизнеса в одних руках. А в то же время люди образованные, окончившие специальные курсы, никак не могут пробиться”, - заявил Токаев. Добавив, что в Казахстане “у половины населения ежемесячный доход не превышает 50 тысяч тенге” и “на такие деньги прожить практически невозможно”. (Уточним, что речь идет, видимо, о доходах на каждого члена семьи, включая детей.)

Как показывает практика, а точнее мировые списки “Форбс”, для наличия деловой хватки различать Гегеля с Бабелем и необязательно (их и люди с высшим образованием далеко не всегда различают). Но в условиях Казахстана, увы, не все объясняется деловой хваткой. Порой причина богатства в фаворитизме или родственных связях. Это, увы, частенько останавливает желающих “пробиваться” уже на стартовом этапе. И нередко становится причиной отъезда за рубеж.

Собственно, богатство полутора сотен казахстанцев зиждется на выводе денег из государственного бюджета вполне легальными способами. “Уплата налогов крупнейшими компаниями - это, как вы понимаете, песня печальная по своей сути. У нас на руках данные специализированных органов, они свидетельствуют, что прибыльные гиганты под самыми разными предлогами уходят от полной уплаты налогов”, - пояснил Токаев, поручив Кабмину “окончательно разобраться с этой проблемой и обеспечить казну полагающимися ей средствами”. “В противном случае жесткие меры, и тогда, как говорится в детской присказке, кто не спрятался, я не виноват”, - сказал Президент.

При этом он рассчитывает, что крупный бизнес будет не просто откупаться, но принимать более активное участие в реформировании страны и преобразовании экономики.

- Хочу еще раз подчеркнуть - реформа, о которой идет речь, не преследует цель “отнять и перераспределить”. Это было бы глупо, безответственно. Задача состоит в том, чтобы привлечь вас, национальную буржуазию, к самому активному участию в трансформации социально-экономической модели страны. В ответ на инвестиции в производства, создание качественных рабочих мест и рост экспортного потенциала государство готово повысить гарантии защиты частной собственности, обеспечить стабильность и предсказуемость государственного регулирования, защитить конкуренцию от вмешательства адмресурса, коррупции и фаворитизма, - пообещал глава государства.

Впрочем, от бизнеса потребуется не только консультационное участие. То есть вариант, как было с Советом иностранных инвесторов, которые ограничивались озвучиванием исключительно своих “хотелок” и основанных на них рекомендаций, не пройдет. Токаев, в противовес СИИ, поручил создать при Правительстве Совет отечественных предпринимателей. Чтобы обеспечить “консенсус между властью и бизнесом” и снизить кулуарность принимаемых властью решений.

В обмен на лояльность и право участвовать в принятии политических решений (как сказал Токаев, “вместе определим, что делать дальше и вместе начнем реализовывать реформы”) бизнесу предстоит стать “патриотичным и законопослушным”.

На практике это должно выразиться в отказе от вывода капитала за рубеж и расширении инвестиций в экономику Казахстана. Более того, Токаев в принципе меняет подходы к инвестполитике: акцент смещается с иностранных инвестиций (как сказал Президент, за них в мире слишком большая конкуренция) на внутренние источники. “Если вы увязываете свое будущее именно с Казахстаном, то должны инвестировать свои средства в нашу страну, в этом состоит ваша социальная и политическая ответственность перед Казахстаном. Принцип “зарабатываем здесь, тратим там” уже не имеет права на практическое существование. Поэтому работа будет вестись по двум направлениям: возврат капитала в страну или стимулирование возврата капитала в страну, а также постановка барьеров для оттока финансов в офшоры”, - заявил Токаев. К слову, поручение останавливать “подозрительные” трансакции за рубеж он поручил еще две недели назад.

Что касается возвратов, то речь идет, видимо, в первую очередь о квазигосударственном секторе, инвестировавшем в иностранные активы (например, ГЦБ правительств других стран или акции зарубежных компаний). Впрочем, здесь вопрос тоже сложный. С одной стороны, квазигоссектор должен финансово пополнять отечественную экономику. Но с другой - у компаний есть свободный капитал, который можно и нужно преумножать, чтобы в будущем также инвестировать во внутренние проекты. Кроме того, не стоит забывать, что даже Нацфонд не хранится в кубышке в Казахстане, а инвестирован в доходные инвалютные активы зарубежья. Насколько призыв к “бизнесу вернуть деньги в страну” будет услышан самим государством - большой вопрос.

Нур-Султан



Статья опубликована в №007, от 25.01.2022 газеты "Новое поколение" под заголовком "Гегель, Бабель и 162 казахстанца".

Поделиться
Следуйте за нами