Новогодняя загадка

В рубрике Исследования - 2022-01-13

Ольга Шишанова

Сенатор Ахылбек Куришбаев обратился с депутатским запросом на имя Премьер-Министра РК Аскара Мамина: сколько новогодних елок и сосен на продажу на самом деле было завезено в Казахстан, если Минсельхоз заявил о 78 тысячах, а Минэкологии назвало цифру 106 тысяч деревьев?

Вопрос для Казахстана далеко не праздный, и дело тут не только в разнице маржи - стоимость новогодних красавиц в декабре ушедшего года только в Нур-Султане превышала 16 тысяч тенге, а с доставкой и вовсе составляла все 20 тысяч. А значит, по словам сенатора “под видом импортных вполне могли продавать казахстанские незаконно вырубленные ели и сосны, так как, несмотря на ужесточение наказания за это преступление, по данным Минэкологии РК, с начала 2021 года только официально выявлено 224 случая незаконной вырубки лесных насаждений”.

За что, напомним, согласно статье 381-1 КоАП РК в каждом случае до 1 июля 2021 года мог быть наложен штраф в размере от 50 до 500 МРП (один МРП в 2021 году составлял 2917 тенге), тогда как после этого срока штраф достигал размера уже в 1500 МРП. Однако, как видно, даже это не остановило браконьеров от совершения преступления в отношении зеленого фонда Казахстана, и без того едва дотягивающего до четырех процентов от общей площади республики.

И потому трудно не согласиться с сенатором Куришбаевым, который считает, что “ради нескольких дней праздника вырубить растущие, живые деревья - это вандализм, этого никогда не было в традициях нашего народа”. Заметим, что речь идет о незаконной вырубке. Хотя даже специально предназначенные для этого делянки с хвойными насаждениями, несомненно, принесли бы гораздо больше пользы, если бы деревья с них продавали не срубленными, а в специальных емкостях или больших горшках и после праздников их оттуда можно было бы извлекать и высаживать в естественную среду.

К слову, внедрение такого опыта в нескольких городах республики уже было, однако по какой-то причине не привело к желаемому результату.

Но вот тут можно было бы прибегнуть к опыту россиян Ленинградской области - региону, который, кстати, на отсутствие зеленых насаждений не жалуется. Однако именно там несколько лет назад начали внедрять, с одной стороны, использование ставших ненужными после праздников новогодних деревьев для прокорма диких копытных - зубров, лосей и косуль, во множестве обитающих в природных парках и заповедниках области. А с другой - частично возмещать денежные средства за возврат после праздников елей и сосен, которые приобретены гражданами в емкостях.

Такая практика, по данным властей, принесла свои положительные результаты - сократилась браконьерская вырубка, граждане более охотно стали следовать своеобразным принципам зеленой экономики, а дикие животные - получать больше кормовых добавок к рациону, распространяемому лесными службами в регионе.

Это, кстати, соответствует недавнему обращению ООН “о необходимости восстановления функциональной целостности природы, так как почти вся биомасса, то есть 99 процентов, образуется за счет фотосинтеза растений, а 90 процентов этой биомассы сосредоточено в лесах”.

Иными словами, срубив одно дерево, человечество в год теряет от 100 до 700 килограммов кислорода, поскольку один гектар леса поглощает более 10 тонн СО2. А значит, учитывая этот фактор, леса во всем мире вносят весомый вклад в декарбонизацию той же экономики, что для Казахстана более чем актуально.

Следовательно, высадка в течение ближайших пяти лет более двух миллиардов деревьев в лесном фонде и 15 миллионов в населенных пунктах - это не прихоть, а настоятельная необходимость, так же как и возможное очередное ужесточение за браконьерскую вырубку лесных насаждений в республике. Поскольку, как следует из депутатского запроса Куришбаева, “несмотря на ужесточение административного и уголовного законодательства, в стране продолжаются нарушения, связанные с незаконной вырубкой деревьев”.

Повторим, согласно данным Минэкологии РК, с начала прошлого года выявлено 224 случая незаконной вырубки леса общим объемом, согласно официальным данным, 10 тысяч кубометров и суммой ущерба в 153 миллиона тенге. Тогда как на самом деле этот ущерб исчисляется гораздо большими цифрами, поскольку состоит из браконьерской прибыли, а это сотни тысяч долларов и, как правило, неучтенного нематериального ущерба - погибших птиц, зверей, разрушенных экосистем, отравленного воздуха. Это ведет в общей сложности едва ли не к астрономическим данным ущерба, которые на фоне “объема работ по воспроизводству лесов и лесоразведению, оставляющих желать лучшего”, выглядят минимум устрашающе.

Нур-Султан

Статья опубликована в №002, от 13.01.2022 газеты "Новое поколение" под заголовком "Новогодняя загадка".

Поделиться