Январские события

В рубрике Исследования - 2022-01-10

Мадина Меирманова

Постновогодние волнения, охватившие весь Казахстан, провели окончательную черту между РК прошлой и РК нынешней. Полномасштабные боевые действия в городских условиях, сообщения о масштабной террористической атаке на страну, причастность ко всему произошедшему высокопоставленных чинов КНБ и иностранные миротворцы на территории Казахстана. Что ждет страну, пережившую самую трагическую неделю в своей новейшей истории?

Все началось как мирный митинг во всегда активно протестном Жанаозене. Жители, возмущенные подорожанием сжиженного газа в два раза (с 50-60 до 100-120 тенге за литр), вышли на площадь с требованием вернуть прошлогодние цены. Причина волнений населения понятна: западный регион полностью зависим от газа. Автомобили, отопление - все на газе. И любое - а тем более столь резкое и столь существенное - изменение цены вызывает протест. Если сначала на митинг вышли автомобилисты (они первые прочувствовали на себе перемены), то потом к ним присоединились и остальные граждане в регионе, опасающиеся роста цен на все из-за подорожания газа: на отопление, продукты питания, бытовые услуги.

По традиции социальные протесты быстро переросли в политические. Причем возглавляли толпу (по крайней мере, в Мангистауской области) профсоюзные лидеры. Бунтовщики стали требовать отставки: акима региона, Правительства. Последнее, к слову, как и в ситуации пару лет назад в Караганде, или не проснулось от новогодних праздников, или не знало, что делать. Первым с заявлением про “дал Правительству поручение создать комиссию и снизить цены” выступил в “твиттере” Президент Казахстана (в ночь с 3 на 4 января). Специальная правительственная комиссия, вылетевшая в Актау, успокаивала митингующих всю неделю. И это при том, что уже во вторник для мангистаусцев газ стал по 50 тенге (почти в 2,5 раза ниже, чем в тот момент на заправках).

Ценовая избирательность обернулась тем, чего хотели избежать: сначала встал весь запад, потом - крупные города и столица. Бунтовщики перекрывали автодороги (например, в Мангистауской области) и железнодорожные магистрали (как было в Кызылординской области на станциях Сексеул-Саксаульская и Арал Тенизи). В столице митинги начались стихийно около рынка в центре старого города (километра два от акимата), к протестующим присоединились работники торговых центров на рынке. До акимата столичные митингующие так и не дошли. В Алматы пришлось стягивать военную технику (как и в Мангистауской области) и военнослужащих. Тем не менее воинствующая толпа попыталась прорваться в здание акимата, сметя военных.

В эти дни, 2, 3, 4 января, все это напоминало стихийные, но все же народные митинги, обретшие политический окрас. Появился целый “народный комитет Казахстана”, который сформировал перечень условий к властям. В нем 12 пунктов: снижение цен на продтовары, ГСМ и пенсионного возраста до 58/60 лет, отставка Правительства, освобождение задержанных на митингах, повышение заработной платы простому народу, минимальной пенсии и детских пособий. А также упразднение всех дочерних предприятий национальных компаний, отмена утильсбора и платных дорог. И самое главное - встреча с Касым-Жомартом Токаевым.

Но это приняло столь широкий масштаб, что Президент принял решение об отставке Правительства и введении режима ЧП и сообщил о проведении антитеррористической операции.

С 5 января то, что происходило в стране, многие сравнивают с попыткой применения сирийско-ливанского сценария. Как характеризовал это новый Госсекретарь РК Ерлан Карин, “мы столкнулись с гибридной террористической атакой на Казахстан с конечной целью общей дестабилизации и свержения законной власти”. Первоначальные протестные акции послужили только фоном. Потом же в дело вступали маргинальные группы, организованные преступные образования, но четко управляемые и направляемые.

“Правоохранительным органам и армии мною дан приказ открывать огонь на поражение без предупреждения, - сообщил Президент Токаев в своем обращении к нации 7 января. - За рубежом высказываются призывы к сторонам провести переговоры для мирного решения проблем. Какая глупость! Какие могут быть переговоры с преступниками, убийцами? Нам пришлось иметь дело с вооруженными и подготовленными бандитами - как местными, так и иностранными. Именно с бандитами и террористами. Поэтому их нужно уничтожить”.

По данным Акорды, только в Алматы орудовали около 20 тысяч организованных террористов. Которые, к слову, пестовались не только за рубежом, но и вблизи южной столицы. Об этом сказал бывший советник Президента Ермухамет Ертысбаев, обвинив спецслужбы в том, что они знали, но не предпринимали никаких действий и даже не докладывали Президенту.

Для Токаева вообще было шоком то, что происходит в спецслужбах. “Предстоит “разбор полетов” в связи с действиями правоохранительных органов и армии, а также их межведомственной координацией. Выяснилось также, что не хватает спецназовцев, спецсредств и оборудования. Решением этих вопросов мы займемся в срочном порядке. Критически важно понять, почему государство “проспало” подпольную подготовку терактов спящих ячеек боевиков. Только на Алматы напали 20 тысяч бандитов. Их акции показали наличие четкого плана атак на военные, административные и социальные объекты практически во всех областях, слаженную координацию действий, высокую боеготовность и звериную жестокость. Помимо боевиков действовали специалисты, натренированные на идеологические диверсии, умело использующие дезинформацию, или фейки, и способные к манипуляциям настроениями людей. Похоже на то, что их подготовкой и руководством занимался единый командный пункт”.

Ситуация в Казахстане оказалась столь угрожающей, что вечером 5 января Токаев обратился за помощью к ОДКБ. И впервые в истории этой организации миротворческие войска были использованы в одной из стран-участниц.
Это решение Президента было неоднозначно воспринято и отдельными “общественными деятелями” РК, и западными политиками. Европа и Белый дом заявляли о том, что Казахстан и сам справится, и требовали проверить на законность ввод войск ОДКБ в Казахстан в принципе.

Но, как сказал Ерлан Карин, привлечение сил ОДКБ разрушило все планы по дестабилизации ситуации в стране. “Была очень критическая ситуация. Счет шел на минуты, часы, без преувеличения. Привлечение сил ОДКБ разрушило все планы по дестабилизации. Ценой вопроса было не просто восстановление порядка, а сохранение государства, защита государства. Благодаря этим действиям мы сумели сохранить наше государство”.

Антитеррористическая операция продолжается. Предстоит не только уничтожить разбежавшихся по жилым массивам разных населенных пунктов террористов и участников массовых погромов, но и выяснить организаторов всего произошедшего.

Токаев пообещал жестко наказать виновных. И еще. Разнузданности в сети интернет будет положен конец. “Свободный доступ в интернет не означает свободное размещение измышлений, клеветы, оскорблений, подстрекательских призывов. В случае появления таких материалов мы примем меры по обнаружению и наказанию их авторов”.

И самое главное. Стране предстоит долгий период восстановления разрушенного. В том числе и, видимо, доверия к силовым структурам, бывшее руководство которых обвиняется в государственной измене.

Так с чем же мы выходим из погромов?
С зафиксированной на полгода на уровне 50-60 тенге (в зависимости от регионов) ценой на газ и ГСМ (дизель, АИ 80, 92, 93). Новым Правительством. Миротворцами на своей территории. Огромными убытками из-за разрушенного и сожженного. Потерянными человеческими жизнями. И, видимо, совершенно новой политической системой. Впрочем, это для Казахстана будет уже ссовсем другая история...

Нур-Султан


Статья опубликована в №001, от 11.01.2022* газеты "Новое поколение" под заголовком "Январские события".

Поделиться