Корысть выше гор

В рубрике Новость дня - 2021-12-31

Александр Волков

Еще не закончились коронавирусные ограничения, как стало известно о новых - вскоре не только вход, но и въезд в национальные природные парки страны могут стать платными. Кто и сколько должен платить, а главное - зачем?

Цена вопроса
Уходящий 2021 год оказался действительно непростым. Несмотря на то, что жесткого локдауна в Казахстане не было, жить пришлось в другой реальности, в которой разного рода ограничения переплелись с неустанно растущей инфляцией. Напоследок Министерство нацэкономики решило дополнить букет “приятных” новостей предложением, которое как бы направлено на решение ряда экологических и даже социальных проблем, но на деле сводится к увеличению поборов с людей, предпочитающих вести активный образ жизни. В частности, Министерство разработало поправки в Налоговый кодекс, которые в том числе предусматривают новый принцип оплаты за посещение национальных парков.
“Учитывая бесплатный въезд на особо охраняемые природные территории, количество автомототранспортных средств, въезжающих на особо охраняемые природные территории (ООПТ или Нацпарки. - Ред.), ежегодно увеличивается вследствие отсутствия каких-либо ограничений для них. Владельцы автомототранспортных средств не несут ответственности за загрязнение окружающей среды”, - сообщается в документе.
Также в нем говорится, что автомототранспорт наносит больше вреда окружающей среде, чем человек: создает шум, загазованность воздуха, выделяет вредные химические вещества, издаваемый шум отпугивает диких животных. В Министерстве также считают, что это нововведение будет способствовать стимулированию перехода людей на пеший туризм, что положительно отразится на сохранении уникальных природных комплексов.
Для въезжающих на автотранспорте предлагают установить следующие тарифы: 0,2 МРП - для мотоциклов, мопедов и квадроциклов; 0,3 МРП - для легковых автомобилей; 1 МРП - для микроавтобусов до 16 мест и грузовых автомобилей; 2 МРП - для автобусов до 32 мест; 3 МРП - для автобусов свыше 32 мест. Если верить документу, то в случае взимания платы за автомобиль с пассажиров деньги брать не должны.
Для пешеходов ставка останется прежней - 0,1 МРП. Школьники будут платить 0,05 МРП, студенты - 0,075 МРП (в 2022 году 1 МРП составит 3063 тенге).
В Министерстве планируют освободить от платы некоторые категории граждан, в них входят: пенсионеры; инвалиды; ветераны ВОВ; ветераны боевых действий на территории других государств; ветераны, приравненные по льготам к ветеранам ВОВ; ветераны труда; дети дошкольного возраста.
Ссылаются чиновники, естественно, на международный опыт и ставят в пример США. “При входе в национальные парки на контрольных пунктах пропуска взимают плату с автомобильного транспорта, в том числе 30 долларов с машины, 20 долларов с мотоцикла, 10 долларов с пешехода”, - ставят в известность авторы проекта.

WELAR

Запад - не пример
То, что Министерство нацэкономики задумалось о нацэкологии, несомненно, радует, только исходя из опубликованного документа создается такое впечатление, что чиновников больше интересует прибыль, нежели забота о флоре и фауне. Казахстанские законотворцы в целом любят злоупотреблять примерами “с Запада”, что далеко не новость. Но от привычки этой уже давно следовало бы отказаться по одной простой причине - доходы среднестатистического европейца или американца отличаются от дохода “усредненного” казахстанца. Если в цифрах, то средняя месячная зарплата немца, работающего полный рабочий день, составляет около 4094 евро, в Испании - 2064 евро, в среднем по Европе - 2903 евро. Официальная средняя зарплата в США в 2021 году составила 984 доллара в неделю, или около 4265 долларов в месяц. Среднемесячная заработная плата одного работника в Казахстане во II квартале 2021 года составила невероятные 251 508 тенге, что по курсу на момент подготовки материала составляло примерно 572 доллара, или 511 евро.
Отсюда вопрос Министерству нацэкономики: насколько уместно ставить в пример цены на посещение нацпарков в США при таком большом разрыве между доходами казахстанцев и Запада? И кому как не Министерству нацэкономики знать, что реальные доходы казахстанцев далеки от “среднестатистических”, что только усиливает некорректность примера, приведенного авторами поправок.
Кстати, поскольку чиновники все же упомянули США, то не лишним было бы поделиться и другими правилами, действующими в американских нацпарках.
Во-первых, американцы не берут плату с детей, и 16 лет они могут изучать родную страну, не заплатив ни доллара. В Казахстане же почему-то не возникает вопроса - платить или не платить? Он ставится иначе - сколько снять с ребенка?
Во-вторых, далеко не все достопримечательности США являются платными. Сейчас плату за вход требуют примерно в 120 из 417 американских заказников. Конечно, территория США несоизмеримо больше, чем Казахстана, но в процентном соотношении получается, что примерно две трети американских заказников и мест для досуга открыты для свободного посещения, в то время как в Казахстане на подъездах к каждому из восьми нацпарков турист непременно упрется в шлагбаум.
Вообще тема шлагбаумного бизнеса у нас в стране весьма любопытна. Эти искусственные заграждения могут неожиданно появиться на любом отрезке пути, ведущего к природным красотам края. Это, естественно, вызывает волну возмущения в обществе, за которым следуют разбор полетов и определение “виновного”. Как правило, наказывают сотрудника, который, как выясняется каждый раз, незаконно снимал деньги с туристов. Тему закрывают. Но! Позже появляется либо новый “недобросовестный” сотрудник, либо новый шлагбаум. Настоящий замкнутый круг, с которым государство ничего не может сделать или попросту не хочет.

Разрыв между появлением искусственного заграждения и вынесенным наказанием зачастую составляет несколько месяцев, что дает возможность “хозяевам” этих самых шлагбаумов не слабо заработать. А что делать гражданам, если натолкнулись на такую нежданную преграду? Ведь выходной всего один (если повезет два), так что на поиски нового места попросту не остается времени. Проще заплатить и не портить себе выходной.
Возвращаясь к теме упомянутых нацпарков США, также важно отметить, что они являются одними из самых посещаемых в мире. В 2016 году американские заповедники приняли 331 миллион туристов, что стало рекордным числом за последние 100 лет. Вот показатель, к которому следует стремиться, осознавая, что столь мощный трафик сложился не самотеком, а благодаря ряду факторов.
К одним из них относится индивидуальность мест - природные богатства. В Казахстане, может быть, и нет гейзеров, как в Йеллоустоуне, но зато есть свои уникальные локации со своими изюминками, которые способны привлечь внимание как европейского туриста, так и любителей аутентики из-за океана.
Другой момент - это инфраструктура, в которой заключено все - от хороших дорог и транспорта до возведения удобно расположенных гостиниц и киосков с сувенирной продукцией. Прежде чем начать снимать деньги с туристов, американцы долгое время вкладывали средства в развитие парковых зон, в Казахстане же, по всей видимости, выбрали путь “от обратного”.

Под экосоусом
Если внимательно изучить предложенные поправки, то в них, на самом деле, кроется много любопытной информации. Вот, например, какими цифрами оперировали чиновники, когда определяли стоимость проезда через КПП?
Как говорилось выше, за автобусы вместительностью 32 человека предлагают брать 2,0 МРП, что в 2022 году составит 6126 тенге. Но если посчитать по текущим правилам, то при полной загрузке автобуса туристами нацпарк мог бы получить 9792 тенге. Автобусы категории “свыше 32”, а это в большинстве своем 54 посадочных места, приносили бы по 16,5 тысячи тенге вместо предлагаемых 9189 тенге (3 МРП). В чем логика?
Можно с большой долей уверенности сказать, что ответ кроется в посещаемости. Туристические агентства попросту не набирают такого количества туристов, чтобы заполнить все посадочные места в автобусе. Так, согласно опубликованному документу, проводимые туроператорами инфотуры в ООПТ организуются при заполняемости 70-80 процентов от вместительности автобуса. Опираясь на эти данные, экономисты и определили среднюю плату с расчетом на шестидесятипроцентную загрузку среднеразмерных автобусов. Аналогичная ситуация и с крупногабаритным транспортом.
Почему туристов так мало? В этом, собственно, и есть вся соль вопроса. Дело в том, что в большинстве своем за прошедшие три десятка лет в нацпарках Казахстана не было сделано практически ничего. Конечно, появились указатели туристических троп, условные зоны для кемпинга и несколько деревянных лавочек. Но этого недостаточно, чтобы сделать место привлекательным со стороны туриста, особенно если говорить об интуристе, которому есть с чем сравнивать. Даже те иностранцы, которые хотят прилететь в Казахстан, попросту не могут найти англоязычную информацию о нацпарках, местных достопримечательностях, налаженных маршрутах - обо всем том, что дает четкое представление, где человеку в неизвестной стране жить, что есть и как передвигаться. Туристы вынуждены рыскать по всему интернету, чтобы понять: стоит ли туда - в Казахстан - вообще ехать.
Предлагаемые поправки в Налоговый кодекс открывают читателю еще одну любопытную цифру - 80 процентов. Это показатель “посетителей, которые посещают ООПТ на автотранспортных средствах с целью семейного и коллективного отдыха”. То есть львиная доля посещений приходится именно на личный легкий транспорт, а на долю туризма как такового - лишь 20 процентов.
Если чиновники действительно ставят во главу угла экологию и заботу о диком животном мире, необходимо создать соответствующие условия для того, чтобы люди могли добраться до всех нацпарков страны альтернативным путем. Причем транспорт этот не должен наносить вреда природе - эллектробусы, как в Москве, или электрички, как в Стокгольме. Ведь об этом же речь, господа экономисты? Чтобы система заработала, просто необходим транспорт регулярного курсирования.
Обращаться в турагентства - это также не вариант. Как было правильно замечено, многие парки являются местом для проведения досуга, дающим возможность провести с семьей время на природе. И здесь, по понятным причинам, туры с познавательными лекциями об особенностях происхождения Тянь-Шаньского хребта попросту ни к чему.
Если поправки примут, то де-факто у людей не останется выбора, ведь чиновники не способны создать автобусный парк, который справлялся бы с городским трафиком, к чему питать себя ложными надеждами о запуске “регулярки” непосредственно в нацпарки. А это значит, что истинная цель чиновников заключена не в заботе о природе, а исключительно в очередной возможности снять с населения больше денег.
Пешие прогулки - это, без сомнения, хорошо. Но можно ли будет назвать комфортным и хоть сколько-нибудь реализуемым посещение пешим ходом, скажем, национального парка Алтын-Эмель - того самого, где расположен знаменитый Поющий бархан. Помимо песчаной дюны в заказнике есть глиняные горы, прорезанные каньонами - Актау; Катутау - горы, сложенные вулканическими породами; родник Чокана Валиханова в урочище Кокбастау; некрополь сакской кочевой элиты времен VIII-III веков. Все находится в заповеднике, но расстояние между этими локациями очень большое. Чтобы посетить основные достопримечательности парка, нужно одолеть по меньшей мере 250 километров, которые не каждый выдержит даже на машине. О каком пешем туризме, популяризации и развитии парков может идти речь?
В силу того, что в Казахстане в целом все интересные места расположены на весьма отдаленных друг от друга расстояниях, вышеприведенный пример справедлив для каждого из нацпарков.

Документ размещен на сайте “Открытые НПА” для публичного обсуждения до 17 января, и если общественность не вмешается, новые нормы попросту лягут бременем на плечи честных налогоплательщиков, которые, если разобраться, и так спонсируют жизнедеятельность всех нацпарков страны.


Статья опубликована в №144, от 31.12.2021 газеты "Новое поколение" под заголовком "Корысть выше гор".

Поделиться