От эскиза до премьеры

В рубрике Культура - 2021-11-25

Ольга Шишанова

Художник по костюмам, заведующая пошивочным цехом столичного театра “Астана Балет” и настоящий профессионал своего дела - все это Наталья Протасова, чье индивидуальное и легко узнаваемое оформление балетных спектаклей уже стало визитной карточкой. Не так давно она снова блеснула своим редким талантливым даром, оформляя необычайно удивительный и одновременно сложный балет “Роман бутона розы и мотылька”, костюмы к которому ей приходилось не только воссоздавать буквально по крупицам, но и интерпретировать в свете сегодняшних требований к балетным постановкам

- Наталья, традиционный вопрос: с чего все начиналось?
- Я считаю, что если у человека есть талант, то рано или поздно он все равно проявится. Наверное, у меня с детства было стремление к прекрасному. А главное - к созданию его своими руками. Моя мама - швея, и потому я тоже начала шить, но сначала себе и с помощью мамы. А потом получилось, что мне пришлось шить в цеху, на массовом производстве, чего я не хотела. Но все равно через какие-то пять лет набрала значительный багаж знаний в этом деле, причем, я бы сказала, приобрела на интуитивном уровне. Как будто все получалось и складывалось само собой так, как надо. Кроме того, мне повезло в том, что я училась на курсах известного казахстанского дизайнера Берика Исмаилова, который спустя уже несколько занятий отметил мою сильную подготовку. А вообще я технолог по образованию - закончила Алматинский технологический университет, хотя у меня давно выработалось собственное видение - как та или иная одежда должна сидеть на определенном человеке.

- А потом...
- А потом ко мне обратилась балетмейстер Гульнара Адамова, которая на тот момент ставила спектакль “Ер-Тостик”, и попросила помочь в оформлении костюмов для него. И, наверное, с этого момента началась моя карьера как специалиста в пошиве танцевальных костюмов, но я пока не говорю про балет. Тогда как все мои умения по пошиву балетных пачек, конкретно балетных костюмов, - это все личный опыт, я нигде этому специально не училась, более того, считаю, что этому никто не может научить. Это определенная специфика, которая нарабатывается лишь со временем - ты должен знать, как все должно быть, чтобы артисту было удобно и комфортно в этом костюме двигаться, танцевать. А это приходит только с практикой. Кстати, мне довелось в этом плане поработать с хореографическим училищем имени Селезнева, но я бы не сказала, что приобретенный мною опыт в пошивочном плане ограничивается с тех пор только танцевальными костюмами. Это и изготовление головных уборов, и пошив балетных пачек для балерин, и трико для артистов, да много чего еще.

- Сегодня вы работаете в столичном театре “Астана Балет” не только в качестве заведующей пошивочным цехом, но и как художник по костюмам...
- Да, и я делюсь знаниями с теми людьми, которые у меня в подчинении. Я уверена, что они многое от меня перенимают. Потому что в любом случае им приходится сталкиваться с некоторыми нюансами в работе, которых они не знают, зато через все это давно прошла я. Но в театре “Астана Балет” я работаю с 2016 года - после одного из вызовов от преподавателя Селезневского училища Майры Кадыровой на танцевальный конкурс, что проходил в Нур-Султане. И после которого я тут и осталась, переехав из Алматы по просьбе руководства театра в лице Дюсена Мусабекова, оставив любимый город, налаженную работу и прошлую жизнь. Сюда же переехала за мной и дочь, поступив в Академию хореографии.

- Какие спектакли вам наиболее запомнились, точнее, работа над костюмами для этих спектаклей в театре “Астана Балет”?
- Во-первых, это спектакль “Легенда о Туранге”, где я выступила художником по костюмам. Таковых в моей практике три - это помимо вышеназванного “Роман бутона розы и мотылька” и “Дон Кихот”. Что касается остальных постановок, для них я готовила костюмы как заведующая пошивочным цехом, это художественные миниатюры “Сал Серэ”, “Туранга” (из которой затем родился полноценный спектакль), “Бэл Браун” и много других. Вот только одно дело, когда я полностью оформляю спектакль будучи художником по костюмам, и другое, когда я шью эти самые костюмы, предварительно согласовывая их с художественным отделом. Ведь у каждого в таких случаях свое мнение, свое видение, но я к тому же знаю технологический процесс изготовления, потому приходится искать баланс между желанием и потребностями воплощения того или иного костюма или пачки. Между тем, что нарисовано на эскизе, и тем, что будет удобно носить артисту на сцене во время выступления. А уж согласие в этом вопросе между художником и постановщиком - и вовсе ключевой момент оформления всего спектакля, они должны быть на одной волне.

- Как это и случилось у вас при оформлении недавней премьеры “Роман бутона розы и мотылька”?
- Работа, действительно, была проведена грандиозная. Я брала название того или иного цветка, который рос в волшебном саду, согласно постановке, и принималась искать, изучать, примерять, сопоставлять... Например, та же настурция, которая играет немаловажную роль в этом спектакле. Помимо того, что в мире существует множество самых разных ее оттенков, есть такая вещь как композиция - то, как тот или иной цветок смотрится в общем букете. И благодаря общему художественному знаменателю, к которому мы пришли вместе с постановщиком, костюм, в котором балерина танцевала роль Настурции, заметно выделялся, как это и было положено по либретто, среди других цветов. Которые, к слову, получились не менее яркими и очень индивидуальными в своем воплощении, но тем не менее легко “читаемыми” зрителем.

Автор благодарит за помощь в организации интервью сотрудника пресс-службы столичного театра “Астана Балет” Лилию Калиеву

Нур-Султан

Поделиться
Следуйте за нами