Смертельное наследие

В рубрике Последние новости - 2021-10-19

В среде профессиональных мошенников есть правило - никогда не оставлять жертву “голой”. То есть нельзя забирать все. Когда человек голый, он очень опасный, может погубить всех хотя бы и ценой собственной погибели.
Еще в большей степени это относится к государствам. И еще гораздо в большей степени к государствам технически развитым и по национальному характеру отчаянным.
Речь, конечно, о России

Соревнование Европы с США, кто придумает для России более болезненные санкции, со сладостным перечислением, насколько это осложнило жизнь граждан и правителей.
Демонизация всего российского.
Вычеркивание из всемирной истории любых положительных моментов, связанных с государством российским и его сателлитами. Максимальное давление на нынешних и прошлых российских партнеров с четким посылом о том, как невыгодно дружить с “плохими парнями”.
Максимальное загаживание самого общества “культурными и демократическими независимыми” фондами.
Организация и радостная поддержка любых беспорядков в России и СНГ.
И прочая, прочая...
Как долго можно сжимать такую пружину? Либо пока она не сломается, либо пока не сломается сжимающий.
Второй вариант, по традиционно оптимистичной англосакской привычке, не рассматривается.

Именно поэтому такой шквал негодования вызвал ответ Президента Российской Федерации на вопрос журналиста Владимира Соловьева о применении ядерного оружия: “Если кем-то будет принято решение уничтожить Россию, у нас немедленно возникнет законное право осуществить ответ.

Фото: Shutterstock

Конечно, для человечества это будет глобальная катастрофа. Для планеты это будет глобальная катастрофа тоже. Но я, как гражданин нашей страны и как глава российского государства, в этом случае хочу задать один вопрос: “А ЗАЧЕМ НАМ НУЖЕН ТАКОЙ МИР, ЕСЛИ В НЕМ НЕ БУДЕТ РОССИИ?”

Теперь мы должны ответить на вопрос, принято ли решение уничтожить Россию? По всем косвенным причинам - да.

Есть ли у России формальный повод решить, что ей объявлена война? Если политики США называют Путина убийцей, это повод к войне или нет?
Это мы вот к чему: мир сейчас куда более хрупкий, а оружие куда более совершенное, чем во время холодной войны и Карибского кризиса. И атомные бомбы, которыми пугают друг друга политики, - позавчерашний день. За 70 лет появилось оружие гораздо более смертоносное. И при современной политической ситуации искушений, а по ряду мнений, и необходимости, применить его все больше.
Проект добрейшего академика Сахарова цепью царь-бомб, взорванных под водой, смыть США не мог остаться просто фантазией. Не из-за вложенных ранее средств, не из-за идеи глобального проекта.
Поэтому в проект “Посейдон”, презентованный Министерством обороны России, очень верится. Верится с глубокой надеждой, что никогда он не будет применен.
На нынешнем, начальном, этапе готовая продукция обещает прибрежную волну - цунами - высотой в 20 метров”.
“Россия начала испытания оружия Судного дня”, - пишет Владимир Югай из издания life.ru
Интерес вызывает не только новинка, но и подлодка-носитель.

Что может царь воды?
В большинстве публикаций “Посейдону”, об испытаниях которого в конце июля 2020 года отчиталось Минобороны России, отводят роль “уничтожителя городов”. По сути, такое утверждение верно - после доставки в нужную точку глубоководный аппарат может перейти в спящий режим и на неопределенное время перестать контактировать с операторами. Однако в нужное время человек с особым допуском может нажать “красную кнопку”, и “сахаровский сценарий”, в котором термоядерный заряд взрывается у берегов США, будет приведен в исполнение.
Двухмегатонная боевая часть, которая взрывается в море, - самый экологичный боевой заряд в мире. Большая часть радиации, которая выделится при взрыве, поглотится водой и растворится. А наземной инфраструктуре, кораблям, базам и городам в непосредственной близости придется несладко. Океанолог Владимир Югай, 25 лет изучающий цунами и последствия землетрясений в океане, отмечает, что сам взрыв - это половина беды для вероятного противника.
Если сопоставить примерные значения по магнитуде и подрыву боеголовки в две мегатонны где-нибудь рядом с побережьем, то последствия будут тяжелее, чем после цунами в районе “Фукусимы”. Две мегатонны, в зависимости от места подрыва, - это волна не меньше 25 метров высотой. В Японии в 2011 году волна была от пяти до восьми метров, в отдельных районах 10-12. Что будет с прибрежными районами, представить себе нетрудно. Все будет зависеть от рельефа местности. Если гор и возвышенностей немного, то ущерб будет критический.

Коллаж © LIFE Фото © Wikipedia

Ядерный кораблик
Сахарова
Стоит заметить, что в России даже с учетом современных технологий к идее одной “торпеды Судного дня” отнеслись не со всей серьезностью. Проект академика Лаврентьева, впервые предложившего взорвать у побережья США 100-мегатонную бомбу, и академика Сахарова, через некоторое время предложившего практическое решение этой задачи, реализовали лишь частично. Причин для этого несколько.
58-мегатонная “Царь-бомба”, взорванная на Новой Земле, получилась настолько большой, что не влезла в бомболюк самолета-носителя. Возможно, нет смысла строить один заряд на 100 мегатонн или более и обрекать на гибель десятки миллионов людей, когда можно аккуратно нейтрализовать весь вражеский флот в любой точке Мирового океана, даже у причальной стенки военно-морской базы. Физика ядерного взрыва устроена таким образом, что количество тепла и энергии, освобожденное из оболочки ядерного устройства, конечно, не испарит огромный авианосец, но вполне может его перевернуть. Тогда авиакрыло и весь экипаж окажутся погребенными в океане, и флот вероятного противника не сможет действовать.
Сегодня американские ВМС располагают флотом из 12 авианесущих кораблей. Вполне вероятно, что к тому моменту, как “Посейдон” встанет на боевое дежурство, количество плавучих аэродромов увеличится до тринадцати кораблей. В советское время наряд противокорабельных ракет на каждый корабль считался просто: для того, чтобы гарантированно пустить такой корабль ко дну, нужно пять-шесть прямых попаданий или два попадания ракет с ядерной боевой частью. Исходя из мощности противокорабельных ракет можно сделать вывод, что на один авианосец и корабли сопровождения (которые всегда идут рядом) будет достаточно одного “Посейдона”. Но для того, чтобы взорвать авианосец, двухмегатонный блок нужно каким-то образом доставить к “месту встречи”.

Фото: Архив ИТАР-ТАСС

Секретный спецназ ВМФ
У Военно-морского флота России есть особо секретное подразделение. Точнее, оно лишь формально числится в составе флота, однако подчиняется только Министру обороны и Верховному главнокомандующему - Президенту России. Называется оно просто и не вполне обычно - ГУГИ. Главное управление глубоководных исследований. Появление кораблей ГУГИ в нейтральных водах всегда вызывает легкую панику у США и НАТО. Сначала исследовательские корабли “Янтарь”, принадлежащие ГУГИ, принимали за корабли-шпионы, потом им приписывали роль охотников на подводные кабели. Однако с технической точки зрения надводные корабли крайне ограничены в своих возможностях по сравнению с “главным калибром” ГУГИ - атомными подлодками специального назначения.
Известных носителей глубоководных аппаратов “Посейдон” три. Первый - АПЛ К-329 “Белгород”, второй - БС-64 “Подмосковье”. Третий носитель только строится - им станет атомная подводная лодка “Хабаровск” проекта 09851. Новейшая и самая современная атомная подводная лодка с ядерным дроном на борту. С учетом того, что прогнозируемая серия “Посейдонов” примерно 24/32 аппарата, можно сделать вывод, что “Хабаровск” - не последняя подлодка-носитель, которую специалисты ГУГИ научат ходить далеко и глубоко, минуя системы слежения вероятного противника.
Заметим, все опасения, что царь-бомбы будут слишком громоздки, базируются на данных 60-летней давности. По современному развитию этого оружия открытой информации нет.
Но, по логике, оно, оружие, должно за 60 лет развития стать и компактнее, и мощнее.
Вспомним саму “Царь-бомбу”, даже на том, примитивном уровне развития ядерного оружия она поражала воображение смертоносностью.
По замыслу, пишет журналист Ярослав Коробатов, это должно было напоминать знаменитый пушкинский шедевр: “Море вздуется бурливо. Закипит, подымет вой. Хлынет на берег пустой, расплеснется в скором беге...” Только вместо 33 богатырей на побережье США должно было обрушиться мегацунами, вызванное взрывом 100-мегатонного термоядерного заряда. Со всеми вытекающими последствиями в виде городов, смытых с лица Земли, и многих миллионов погибших людей. Жуткая картина!
Но что делает эту картину еще более зловещей - авторство этой идеи приписывают академику Сахарову. Жизненный путь Андрея Дмитриевича в диапазоне от создания водородной бомбы до диссидента и лауреата Нобелевской премии мира и так с трудом поддается пониманию. Особенно если не прибегать к таким диковинным понятиям, как духовные поиски, нравственный выбор и т.д. Понятно, что и при взрыве водородной бомбы выделяется не очень много гуманизма - в основном ударная волна, световое излучение и проникающая радиация, чего с лихвой хватит и мирным жителям, и не очень мирным.

“Царь-бомба”
и принуждение к миру
Авторство идеи уничтожения Америки с помощью мегацунами приписывают Сахарову различные интернет-ресурсы во главе с “Википедией” со ссылкой на известного дипломата, референта Громыко и Хрущева, секретаря ЦК КПСС Валентина Фалина. В одной из лекций, посвященной послевоенной гонке вооружений, он рассказывал: “Сахаров вообще предлагал не обслуживать вашингтонскую стратегию разорения Советского Союза гонкой вооружений. Он выступал за размещение вдоль Атлантического и Тихоокеанского побережий США ядерных зарядов по 100 мегатонн каждый. И при агрессии против нас либо наших друзей нажать кнопки”.
Однако у самого Сахарова в его “Воспоминаниях” (он там все излагает достаточно подробно и откровенно) про идею использования термоядерных зарядов в океане рассказано совершенно иначе. Эта тема возникла после знаменитых испытаний 1961 года, когда на Новой Земле было взорвано детище Сахарова - термоядерная “Царь-бомба” мощностью 58,6 мегатонны. Это самое мощное взрывное устройство, когда-либо изготовленное человечеством (оно было создано в единственном экземпляре). Когда район тотального разрушения полигона наложили на карту Парижа, то французская столица с запасом поместилась в “мертвой зоне” со всеми пригородами. СССР продемонстрировал - ему есть что противопоставить ядерным силам США. Это было важным условием доктрины ядерного сдерживания, сверхдержавы боялись начать войну, поскольку опасались неприемлемых для себя потерь. Демонстрация “Царь-бомбы” или “Кузькиной матери”, как ее еще называли после знаменитого выступления Хрущева, подтолкнула страны задуматься о разрядке. И спустя два года в Москве был подписан Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космосе и под водой.

Создание “Царь-бомбы” (она же “Кузькина мать”) заставило политиков задуматься о необходимости договариваться

Почему родился
“людоедский” проект
Однако разработчики оружия понимали, что, несмотря на огромный психологический эффект, термоядерное оружие на тот момент было практически не применимо для ведения войны. Если первая американская водородная бомба была размером с трехэтажный дом, и взорвать ее можно было только на собственной территории, то группе Сахарова удалось создать относительно компактное устройство. Однако бомба длиной восемь метров и диаметром два метра все равно не поместилась в бомболюк стратегического бомбардировщика Ту-95. Пришлось вырезать часть фюзеляжа и устанавливать специальный подъемный механизм, но все равно “Царь-бомба” была настолько велика, что больше чем наполовину торчала снаружи.
Сахаров писал: “После испытания “большого” изделия (так академик называл “Царь-бомбу”) меня беспокоило, что для него не существует хорошего носителя (бомбардировщики не в счет, их легко сбить) - то есть в военном смысле мы работали впустую. Я решил, что таким носителем может явиться большая торпеда, запускаемая с подводной лодки. Я фантазировал, что можно разработать для такой торпеды прямоточный водопаровой атомный реактивный двигатель. Целью атаки с расстояния несколько сот километров должны стать порты противника. Война на море проиграна, если уничтожены порты, - в этом нас заверяют моряки. Корпус такой торпеды может быть сделан очень прочным, ей не будут страшны мины и сети заграждения”.
То есть речь шла не о мегацунами, а об атаке на портовые города, только не с воздуха, а с моря. Что, впрочем, тоже сопровождалось бы очень большим числом человеческих жертв. Сахаров уточнял, что при подводном или надводном взрыве 100-мегатонного заряда (вдвое мощнее “Царь-бомбы”) это было бы неизбежно.
“Одним из первых, с кем я обсуждал этот проект, был контр-адмирал Петр Фомин (он возглавлял специальный отдел в ВМФ, который занимался адаптацией атомного оружия для нужд флота. - Ред.), - писал Сахаров. - Фомин был шокирован “людоедским” характером проекта и заметил в разговоре со мной, что военные моряки привыкли бороться с вооруженным противником в открытом бою и что для него отвратительна сама мысль о таком массовом убийстве. Я устыдился и больше никогда ни с кем не обсуждал своего проекта”.

Америку спасла
география
Так был ли мальчик? Существовал ли в реальности хоть сколько-нибудь просчитанный проект использования мегацунами в войне против США? Оказывается - да! Хотя Сахаров не имел к нему отношения.
Подробный рассказ об этой истории приводится в книге еще одного участника советского атомного проекта, лауреата Ленинской премии Виктора Адамского. По его словам, идея устроить мегацунами у берегов США всплыла через год после испытаний “Царь-бомбы”, “но уже без участия Андрея Дмитриевича и определенно без его ведома”.
В основе затеи лежала докладная записка, которую академик Лаврентьев (он в свое время работал в ядерном центре Арзамас-16, где создавалось термоядерное оружие) направил Никите Хрущеву. Лаврентьев предполагал, что подводный взрыв 100-мегатонного термоядерного заряда способен вызвать катастрофическое цунами и нанести значительный ущерб Штатам. Как раз в это время разразился Карибский кризис, и Хрущев потребовал проверить расчеты и доложить.
Теоретическими расчетами занимался отдел поверхностных явлений подводных ядерных взрывов ленинградского морского филиала ЦНИИ-12 Министерства обороны, которым руководил Николай Сунцов.
Выяснилось, что для достижения желаемого эффекта 100-мегатонную бомбу необходимо было взорвать на глубине 1000 метров. В этом случае высота океанской волны в пяти километрах от эпицентра составила бы 500 метров, а длина - около 10 километров.
Американцев спасла география. Расчеты показали: если взорвать такую бомбу у тихоокеанского побережья США - например, у Сан-Франциско, то большого эффекта не будет, поскольку гористая прибрежная линия не дала бы воде далеко разбежаться. Со стороны Атлантики береговая линия пологая, однако к ней примыкают обширные прибрежные отмели. Поэтому, чтобы найти километровые глубины, подходящие для взрыва, необходимо отходить далеко в океан.

Восточное побережье США
воссоздали на Ладоге
Чтобы понять, как искусственное цунами будет вести себя на мелководье, ленинградские ученые провели модельные исследования. Часть из них проводилась на берегу Ладожского озера, где в районе Приозерска (городок с населением около 20 тысяч человек) было создано подобие Атлантического побережья Соединенных Штатов с материковыми отмелями и водными акваториями. Здесь под водой взрывали небольшие устройства мощностью до 100 килограммов тротила. В контрольных опытах на полигоне на Новой Земле взрывы были помощнее - до одной тонны тротила.
- Однако моделирование подтвердило скептические предположения, что материковая отмель является прекрасным фильтром, разрушающим прибойный поток, - утверждал Николай Сунцов. - Вне зависимости от мощности подводного супервзрыва в океанских глубинах реальный ущерб мог быть нанесен сооружениям и объектам на расстоянии двух, максимум пяти километров от линии воды.
Нужно заметить, что это совсем немало, так как само цунами может накрыть треть населения США. Как раз на побережье наиболее высока плотность населения. В районах первоначальной колонизации на северо-востоке страны (Атлантическое побережье и Приозерный район) она 100 человек на квадратный километр, а в наиболее населенных штатах (Род Айленд, Нью-Джерси, Коннектикут) достигает 250-350 на квадратный километр.
Что касается Сахарова, то испытания “Царь-бомбы”, за которые он по настоянию Хрущева получил третью звезду Героя Социалистического Труда, стали последним большим оружейным проектом, в который он вкладывался без остатка. Затем его расхождения с “линией партии” становились все глубже, и в 1968 году крестного отца водородной бомбы отстранили от работы в секретном ядерном центре Арзамас-16.
Могли ли такой проект “похоронить” при постоянной мировой эскалации напряжения? Конечно, нет. Был ли у него шанс не развиться, не стать более совершенным и более смертоносным?

Подготовил Серик Нургалиев

Поделиться
Следуйте за нами