Выход из смога

В рубрике Мир - 2021-10-07

Даулет Алтаев

Китай не способен сопротивляется давлению мирового сообщества в вопросах экологии - Парижское соглашение обязывает его стать углероднонейтральным уже к 2060 году. А к 2030 году Китай выйдет на пик по показателям выбросов в атмосферу.
У великого Китая свой путь - даже из таких жестких условий он способен извлечь выгоду. Например, увеличить инвестиции в дружественные страны, а следовательно, влияние. То есть Китай, похоже, уже увидел возможности, которые дает ему глобальная истерия с потеплением

Инвестиции Китая в производственный сектор дружественных государств - это неотъемлемая часть реализации программы декарбонизации государства. Китай находится на такой стадии развития, когда еще владеет статусом мировой фабрики, предоставляя услуги, но уже способен создавать собственные, конкурентные на мировом рынке, товары. Иными словами, то, что завезли, вывезут или модернизируют, в том числе за счет иностранных владельцев производств (опять же под давлением мировой общественности). А все, что создал Китай сам, придется выносить за пределы самостоятельно.

Курс на декарбонизацию позволяет использовать новые возможности по увеличению влияния Китая в мире. Иначе просто быть не может: Китай против производства - это как растение против воды и солнца. Конечно, Китай способен развернуть на своей территории установки ВИЭ, которые будут удовлетворять потребность в энергии для всего промышленного сектора. Но их еще необходимо создать, а это тоже выбросы. Возможно, Китай решит это сделать за пределами в рамках СП, но только в том случае, если давление мирового сообщества увеличится настолько, что он примет решение выпустить средства за границу и разместить на территории ближайшего государства производство, от которого может зависеть в будущем. От тех же ветряков или солнечных панелей, установок по производству водорода, топливных элементов, производств химического сектора. Логично, что при таком раскладе разместить производство как можно ближе к своим границам гораздо выгоднее. Собственно, как и любое другое производство для обеспечения дальнейшего экономического роста.

Учитывая статистику инвестиций, постоянный рост вложений в экономику, производственный сектор Казахстана и России, да и в целом стран СНГ, происходит мягкая, неафишируемая интеграция в промышленный сектор стран Центральной Азии. И она продолжит увеличиваться пропорционально давлению мирового сообщества на Китай по моментам соблюдения экологических обязательств. Для некоторых стран ЦА это еще одна особенность, которую несет за собой идея глобального потепления.

В то же время увеличение экономического присутствия Китая на территории стран ЦА является предметом спекуляций. Независимые эксперты видят в этом попытку “поднять стоимость” инвестиций - любое выступление местного населения позволяет регулировать инвестиционную политику партнера - наверное, единственный способ, козырь в переговорах с сильнейшим государством мира.

Однако для Казахстана сотрудничество с Китаем в этих вновь открывшихся условиях - огромные возможности: Китай является мировым лидером по многим производственным направлениям, и мы способны работать совместно, наращивать сотрудничество. Конечно же, в рамках того же Парижского соглашения по климату, которое Казахстан также ратифицировал. И мы, к слову, тоже взяли на себя обязательство стать углероднонейтральными к 2060 году. Что, впрочем, не мешает нам в течение как минимум двух десятков лет являться возможным производственным хабом ЦА региона. Ведь если не мы, то это сделают ближайшие соседи.

В то же время Казахстан является наиболее привлекательным для прямых инвестиций государством. “ПИИ из Китая в Казахстан после кризисных 2015-2016 годов выросли в 3-3,5 раза”, - указано в докладе департамента ЕЭК “Сопряжение стратегии развития ЕАЭС и китайской инициативы “Один пояс, один путь”.

Что касается притока инвестиций, то, согласно отчету Национального банка РК, “валовый приток иностранных прямых инвестиций в Республику Казахстан - от иностранных прямых инвесторов по странам”, со стороны Китая они составили более 1,6 миллиарда долларов США в 2019 году (мы намеренно приводим объем инвестиций “доковидного” периода). Это не самый высокий показатель в истории отношений наших стран. Так, например, в 2012 году прямые инвестиции Китая в экономику Казахстана достигали почти 2,5 миллиарда долларов. Но важно другое - если в начале “десятых” Китай больше инвестировал в добычу и переработку, то сегодня предпочитает участвовать в промышленных проектах. Кстати, аналитики говорят, что увеличиваются инвестиции по линии китайского бизнеса, то есть вложения имеют частный характер.

Похожая ситуация и в Узбекистане, Таджикистане и Кыргызстане - в каждой из стран Китай постепенно наращивает свое экономическое присутствие, и каждое государство заинтересовано в этом. Россия тоже не является исключением. Прямые китайские инвестиции в Россию на начало 2020 года (по данным китайской стороны) составили 12,8 миллиарда долларов США. Стороны подчеркивают важность сотрудничества в неэнергетической сфере.

Поделиться
Следуйте за нами