20 сентября

В рубрике Последние новости - 2021-09-23

За что купили

В открытых источниках активно публикуют данные об обстоятельствах, приведших к (или, во всяком случае, сопутствующих) трагедии 20 сентября в Алматы, когда при выселении жильцов из частного дома произошла стрельба. Напомним, житель этого дома проявил агрессию и открыл огонь из огнестрельного оружия по судебным исполнителям, участковым инспекторам полиции, сотрудникам ДЧС. Пять человек, в том числе двое полицейских, получили смертельные огнестрельные ранения и скончались.

Из того, что известно.
В 2011 году жители этого дома Игорь Дужнов и Анаида Демирчян (проживала вместе с Дужновым) взяли в Банке ЦентрКредит два кредита общим размером в 100 миллионов тенге. Точнее, не сами они, а ТОО “Нано плюс” и ТОО “Идеал сервис”, учредителями которых они являлись. В качестве залога предоставили нежилые помещения в микрорайоне Баганашыл (оздоровительный центр общей площадью 430,6 квадратных метра с земельным участком 13 соток; с ними аптечный киоск и здание охраны) и жилой дом в микрорайоне Акбулак общей площадью 224,3 квадратных метра с земельным участком в восемь соток. Дом, кстати, принадлежал не самому стрелку, а Демирчян на основании договора дарения от 2001 года.

Однако по кредитам, как утверждает банк, не платили. В результате БЦК подал иск в суд о взыскании задолженности, которая по состоянию на 10 апреля 2013 года составила, по его расчетам, уже не 100 миллионов, а, включая вознаграждение и пеню, примерно 123 миллиона. Ответчики не согласились, утверждая, что “истец неверно исчисляет задолженность, однако доказательств суду не представили, все доводы голословны и ничем не подтверждены”, сказано в решении судьи Асета Боранбаева.

В общем, решением суда № 2 Алмалинского района от 02.12.2014 года было решено взыскать солидарно в связи с неисполнением своих обязательств с двух ТОО, а если их средств не хватит, то и с самих физических лиц Дужнова и Демирчян (гаранты) в пользу АО “Банк ЦентрКредит” по двум договорам займа сумму в размере 118 149 373 тенге, а также сумму оплаты госпошлины в размере 3 544 481 тенге.

Такова завязка сюжета.

Это решение суда ответчики в вышестоящих судах не обжаловали. Но и кредит тоже не погашали. По закону Дужнов и Демирчян могли сами продать два залога и рассчитаться с банком. Однако это право они не использовали. Решение суда продолжало оставаться неисполненным и следующие годы. Правда, ответчики в 2016 году подали заявление о пересмотре решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам, однако им отказали ввиду отсутствия таких обстоятельств.

Наконец, определением суда № 2 Алмалинского района от 31 октября 2016 года было обращено взыскание на нежилые помещения с земельным участком, то есть оздоровительный центр в Баганашыле. Стоимость этого имущества частным судебным исполнителем определена в размере 187 631 000 тенге.

Однако на торгах это имущество продали банку как участнику торгов за 96 008 120 тенге. Этот момент, конечно, не может не вызывать вопросов.

Порядок проведения электронного аукциона определен Законом “Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей” и Правилами реализации арестованного имущества.

“Объект судоисполнитель выставляет на электронный аукцион etp.adilet.gov.kz, созданный Министерством юстиции. Это единая общедоступная электронная торговая площадка, которую каждый месяц посещают около 90 тысяч потенциальных покупателей и продавцов. Объявление о предстоящих торгах публикуют на сайте за 10 дней до аукциона и одновременно размещают на других интернет-ресурсах по продаже имущества”, - рассказали в пресс-службе Алматинского городского суда.

Аукцион проходит в два этапа: сначала на повышение цены, если нет потенциальных покупателей, то на понижение.

“Покупателя на коммерческую недвижимость Дужнова и Демирчян с более высокой ценой, чем предложил банк (96 миллионов тенге), не нашлось. Это не меньше половины стартовой цены (согласно статье 80 Закона об исполнительном производстве, цена не может быть меньше 50 процентов от стартовой)”.

В суде подчеркивают: должники (два ТОО Дужнова и Демирчян, а также они сами) не обжаловали в суде продажу на аукционе коммерческого объекта. А еще раньше не пытались продать объект по той цене, которую считали справедливой, хотя имели такую возможность.

Имели, но не использовали.

Суммы же в 96 миллионов для погашения долга, естественно, не хватило. Ввиду остатка задолженности ЦКБ в судебном порядке и обращено взыскание на залоговое имущество в виде жилого дома (второй залог).

Заочным решением Алатауского районного суда города Алматы в январе, то есть от 22.01.2018 года, суд обратил взыскание на жилой дом в Акбулаке, принадлежащий по праву собственности А.П. Демирчян, и установил начальную продажную стоимость в сумме 29 417 000 тенге (эта сумма была определена на основании отчета об оценке, в этом случае суд обязан применить пп. 3 ч. 3 ст. 21 Закона “Об ипотеке”).

В июле (10.07.2018 года) возбуждено исполнительное производство на основании исполнительного листа от 30.03.2018 года, выданного на основании решения Алатауского районного суда Алматы от 22.01.2018 года.

И, наконец, постановлением от 16 августа 2018 года победителем электронного аукциона признан гражданин Т. На основании протокола и постановления был составлен договор купли-продажи имущества с гражданином Т. (которого впоследствии Дужнов и застрелил вместе с его представителем, двумя полицейскими и судебным исполнителем).

И эти вторые торги - также момент, требующий отдельного комментария.

А именно гражданка Демирчян заявила затем СМИ, что “само решение суда о выселении в данный момент оспаривалось и все прекрасно об этом знали... Я собственник этого дома. И есть доказательства этому”, - сказала Анаида Демирчян.

О чем это?

Вероятно, о том, что позже, уже в декабре 2018 года, заочное решение Алатауского районного суда отменили. И отменил он же - Алатауский районный суд. Через 11 месяцев после его вынесения (26.12.2018 г.) на основании поступившего заявления ответчика - и, значит, после проведения торгов и приобретения жилого дома новым собственником. По итогам нового рассмотрения дела решением Алатауского районного суда от 12 марта 2019 года в удовлетворении иска банка об обращении взыскания на залоговое имущество отказано.

Затем оно также было обжаловано в апелляционном порядке. Теперь победа в споре осталась за банком (а дом - у нового собственника): постановлением судебной коллегии по гражданским делам Алматинского городского суда (то есть в апелляционной инстанции) от 27 ноября 2019 года решение Алатауского районного суда от 12 марта 2019 года было отменено с принятием нового решения об обращении взыскания на залоговое имущество. Окончательно это стало ясно, когда постановлением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РК от 27 июля 2020 года кассационное ходатайство А.П. Демирчян и И.И. Дужнова оставлено без удовлетворения, в пересмотре дела отказано.

В постановлении кассационной инстанции указывается, что сумма неисполненного обязательства должников составляет 28 565 978 тенге, является соразмерной стоимости залогового имущества, апелляционная инстанция законно и обоснованно удовлетворила требования банка. Таким образом, решение суда от 12 марта 2019 года, которым было отказано в обращении взыскания на залоговое имущество (жилой дом в Акбулаке), не вступило в законную силу и не подлежало исполнению.

Не совсем ясным, правда, является момент: почему первое, заочное решение Алатауского районного суда было принято к исполнению (после чего последовали торги и смена собственника)? Если оно уже вступило в законную силу, то почему затем пересматривалось? Ведь относительно вступления в законную силу заочных судебных решений применяют те же правила, что и в отношении обычных решений суда. То есть если апелляция не произведена в течение месяца, то по истечении оного, а если принята вовремя, то по вынесению решения апелляционной инстанцией.

Так когда поступило заявление от ответчика о пересмотре решения? На каком основании? И в зависимости от ответов на эти вопросы - можно ли считать законными торги и, соответственно, смену собственника. На тот момент.

Вот что, полагаю, имела в виду госпожа Демирчян, но ответов на эти вопросы нет в материалах, представляемых сейчас как сторонами, так и судом в открытых источниках.

Между тем от них зависит многое. И не только судьба акбулакского стрелка. Что бы ни имела в виду Демирчян, говоря о доказательствах своей собственности на дом, есть окончательное судебное решение (в кассационной инстанции). В рамках гражданского судопроизводства это финальная точка. Но в ходе теперь уже уголовного расследования, и не только действий Дужного, но и всех фигурирующих в истории лиц, общественность могут ждать и новые обстоятельства, и далеко идущие последствия...

P.S. Так, депутаты уже обратились в Агентство по регулированию финансового рынка с запросом-предложением, что при изъятии залогового имущества несостоятельного должника отклонение от оценочной стоимости не должно превышать 10-15 процентов вместо существующих 50. Полагая, что такие кабальные конструкции способны вызывать - и вызывают - трагедии, как ту, что разыгралась 20 сентября в Алматы.

Подготовил Артур Бабаев

Поделиться
Следуйте за нами