Рисованный человек, изменивший свои очертания

В рубрике Культура - 2021-09-23

Ольга Шишанова

Esentai Gallery совместно со столичной галереей TSE Art Destination представляет в столице Казахстана новые работы Николая Газеева, над которыми художник работает с 2013 года, с общим для них сюжетом под названием “Рисованный человек, изменивший свои очертания”...

По словам художника, встреча с инаковостью - это всегда тяжелое испытание для него, поскольку она может принять самые разные формы в спектре от любви с первого взгляда до ненависти, граничащей с отвращением:

- Тревожит ли это меня или приятно волнует, но обязательно потрясает до самого основания, заставляет беспокоиться - этимологически, ведь это самое нечто другое лишает меня спокойствия. И, поскольку это мучительно - ведь человеческое сознание пытается рационализировать любое переживание, лишить его такого большого влияния, навесив ярлыки и квалифицируя, с помощью чего оно обретает контроль, давая название проблеме, - это значит все-таки поверить в способность ее решить.

При этом Газеев исследует рисованного человека как самостоятельную форму существования.

- Кого или что мы видим? Можем ли мы довериться своим чувствам? Не знаю, но мой рисованный человек созвучен естественному течению жизни. И потому каждая моя работа - это пространство органического созидания, где от изначального энергетического импульса, следуя своим внутренним законам, начинает разрастаться универсум. Двумерная поверхность холста дышит: точка, двигаясь, становится линией. Линии складываются в фигуры, отличающиеся самой природой своей от привычных изображений, которые с легкостью можно идентифицировать. Я имею дело с “живым организмом”, находящимся, однако, вне поля и проблематики реалистичной репрезентации на моих картинах, - утверждает Газеев.

Между тем живописец, не всегда раскрывающий зрителю собственный неповторимый стиль, получил превосходное художественное образование - он окончил художественное училище в Алматы и Академию художеств в Санкт-Петербурге. Так что в его работах можно прочесть почти щемящую любовь к свету, природе, человеческим чувствам. А еще в нем ценят преданность искусству. Это редкий дар у художника, когда он не подвержен конъюнктуре, неподкупен в достижении собственных представлений о прекрасном.

- Особенность поверхности во многом можно объяснить самой техникой живописи, в которой я работал. Потому что при письме я добиваюсь воспроизведения, подвижной в изменениях цвето-воздушной среды. Я стараюсь поймать ту цвето- и светомузыку, которая присуща только этому определенному мгновению. И оно - каждое - для меня очень важно, неповторимо, - делится живописец.

Действительно, если говорить о технике Газеева, то в ней присутствует немало интересных нюансов. Например, он совершенно не жалеет масла, кладет его много, крупными мазками. Не жалеет и средств, специально заказывает высококачественные английские и итальянские краски. Раньше художник годами высушивал свои картины, накрывая их пленкой. Мягкие краски проникали друг в друга, и конечные тона получались очень нежными, мягкими, контрасты смягчались. Для художника, который спешит поскорее сдать свою работу на выставку или продать ее, такая тактика, конечно, неприемлема. Однако сейчас Газеев отошел от такого способа сушки картин, поэтому в них и превалирует сочетание чистых цветов.

Теперь сама поверхность живописи, красочного слоя на его картинах может быть разной, но сам художник не обращает внимания на такие внешние различия работ. Цвет, манера письма, фактура, линия, рисунок - все это для него инструменты живописца, который опирается на внутренний опыт зрения. Именно он решает, как вести себя краскам, как ответить на те чувства, что встречают художник в живой природе.

Тем не менее, согласно механизмам психики, описанным выше, каждый зритель ищет в нем что-то свое, что вызывает личные ассоциации. А значит, оказавшись перед картиной, можно попробовать отпустить свою рациональную часть и на время погрузиться в иллюзии или “сенсорные дополнения”. Однако вся их суть все равно заключается в формировании иллюзорных образов на основе действительно существующих объектов: расплывчатый зрительный образ воспринимается как что-либо отчетливое и определенное - для этого стоит вспомнить, как дети угадывают фигуры людей, животных или сказочных существ в облаках, тенях, отбрасываемых деревьями в саду, на звездном небе или ковре. Таким образом, непрерывно меняя очертания благодаря своей флюидности, человек на картине невольно становится проводником в мир бессознательного для человека-зрителя, превращаясь ненадолго в визуализированные проекции его внутреннего “Я”.

- И оба, безусловно, узнают самих себя лучше, переживают момент метаморфозы, после которой ни тот, ни другой уже никогда не будут прежними, - заключает художник.

Нур-Султан

Поделиться
Следуйте за нами