СЛЕПАЯ ВЕРА

В рубрике Анонсированные материалы - 2021-08-24

Аксинья Титова

В Акорде и МИД Казахстана внимательно следят за развитием ситуации в захваченной талибами стране. На фоне сложившихся обстоятельств в страны центральной Азии могут пойти потоки беженцев. Конечно, говорить о каких-то масштабных процессах пока рано, но эксперты еще с начала обострения ситуации в Афганистане объясняли, что главная опасность сегодняшних реалий в странах центральной Азии - возможная радикализация внутренних экстремистов, а не условное “вторжение талибов”.
О том, насколько “взрывоопасно” это радикальное движение, корреспонденту газеты “НП” рассказывает PhD-доктор по специальности “религиоведение” Азамат Нуршанов

- Чтобы разобраться в том, что представляет собой нынешняя ситуация, сложившаяся в Афганистане, обратимся к истокам зарождения движения талибов в целом. Недовольство социально-экономическим положением своего государства приводит к тому, что ряды последователей ислама пытаются найти пути приспособления к новой реальности, адаптировать ислам к текущим обстоятельствам. Безусловно, серьезное влияние на ислам, а также на его восприятие оказывает ситуация, связанная с радикальными взглядами части мусульман, например, движения “Талибан”, считающих возможным с целью “очищения” веры и возврата к истокам обращаться к крайним методам, вплоть до вооруженной борьбы и терроризма.

- Опираясь на историю, как все-таки образовалось движение “Талибан”?
- В 90-е годы после вывода советских войск из Афганистана и распада СССР в мире остались “безработными” тысячи хорошо подготовленных бывших моджахедов-талибов. Эти боевики прибыли из большого числа арабских стран. Среди них был и Усама бен Ладен, основатель “Аль-Каиды”, который впоследствии был убит специальным военным подразделением Соединенных Штатов. Контроль этих боевиков представлял огромную проблему для государств, которые их поддерживали, особенно после того, как в их среде распространились радикальные идеи. Моджахеды разделились на несколько течений. Кто-то из них стал участником гражданской войны в Афганистане и осел там же, как поступили члены “Аль-Каиды”, которые вступили в коалицию с афганским движением “Талибан”. Часть из них покинула Пакистан и Афганистан в поисках новых территорий для продолжения джихада, например, в Боснии, Чечне, Кашмире и Сомали.

Другая часть вернулась на свою родину, чтобы участвовать в политических беспорядках, как произошло в Египте, Йемене, Алжире, Саудовской Аравии и других государствах, по которым прокатилась волна экстремизма и насилия. Иными словами, арабские моджахеды, вернувшиеся из Афганистана, и выдвинули девиз сопротивления “близкому врагу”, которого олицетворяли, как они считали, исламские “истлевшие” режимы. Именно эти боевики были основой многих вооруженных течений, которые появились в исламском мире в последующем. Примерами таких течений могут служить “Вооруженная исламская группа” в Алжирской Народной Демократической Республике и “Боевая исламская группа” в Ливии, а также новые группировки-течения, такие как “Исламское государство” (ИГ), фронт “Ан-Нусра” в Сирийской Арабской Республике и другие движения, которые стали порождением опыта афганского джихада.

Официальное образование “Аль-Каиды” в 1988 году, то есть всего за год до вывода советских войск из Исламской Республики Афганистан, - это поворотное событие в деятельности джихадистских организаций, особенно после ее вступления в коалицию с движением “Талибан”. Все это расширило ее возможности маневрирования и предоставило территорию, которую “Аль-Каида” использовала для строительства лагерей сбора, подготовки боевиков и установления отношений с другими джихадистскими группировками в исламском мире в целях самоусиления и получения поддержки.

По мнению же ученого Жиль Кепеля, движения, исповедующие новые исламистские течения, дошли до пика своего влияния в исламском мире в момент победы иранской революции в 1974 году. Среди нескольких факторов, которые способствовали их распространению, главный - социальное недовольство, особенно среди молодежи и студентов.

- Какие представления входят в идеологию талибов?
- Представления о том, будто возможно построить единую исламскую нацию (умму) за счет государства-нации (национального государства). Большинство представителей новых исламистских течений гордится своей верой в идею единой мусульманской уммы вместо веры в государство-нацию, которое стало основой политической жизни в мультикультуральном, мультицивилизационном и мультирелигиозном мире. Среди этих течений есть такие, которые призывают к координации не только с исламскими государствами, но и с другими, неисламскими. Помимо этого есть и радикальные группы, призывающие объявить войну всему, что не является исламским, и каждому, кто не является мусульманином, и даже такие, что призывают к войне внутри исламского мира для очищения государств от примесей и мазхабов, далеких, по их мнению, от начал истинной религии. И хотя некоторые из этих течений, групп смогли прийти в разное время к власти в ряде стран, как, например, “Братья-мусульмане” в Республике Египет, Тунисской Республике и Республике Судан или как “Талибан” в Исламской Республике Афганистан, они все еще призывают к действиям по объединению “уммы мусульман” против разделения мусульман по разным странам. Из-за чего, по их заявлениям, утрачивается их исламская идентичность.
Также не менее важна и монополизация политической активности. После прихода новых исламистских течений к власти (политического ислама) в ряде государств исламского мира их поведение не отличалось от других гражданских политических партий. Новые исламистские течения (религиозно-политические группы) пришли к власти в Исламской Республике Иран после успеха революции в 1979 году и избавления от союзников из числа националистов, левых и коммунистов. Точно такая же ситуация сложилась в Республике Судан после военного переворота, поддержанного исламистами в 1989 году, и в Исламской Республике Афганистан после прихода движения “Талибан” в Кабул и окончания гражданской войны в 1996 году.

- О чем говорят приведенные выше примеры?
- Все эти примеры четко демонстрируют, что движение “Талибан” и в целом новые исламистские течения преследуют свои интересы и, движимые политикой, эксплуатируют религию для получения влияния и власти, несмотря на проблемы, которые могут возникнуть вследствие этого. Согласно некоторым исследователям, новые исламистские течения не играли положительной роли в начале волны политических перемен в Тунисской Республике и Арабской Республике Египет, а политические подвижки, произошедшие в исламском мире, не дают этим течениям никакого права утверждать, что они вызволили свои народы из того, что считают падением нравов. Кроме того, с выходом новых исламистских течений в политическое поле они столкнулись лицом к лицу с большим политическим, культурным и идейным разнообразием в своих обществах; и, как стало ясно, им не под силу перекрасить эти общества на свой лад и изменить их идентичность так, как им этого хотелось бы.
С одной стороны, движение “Талибан” выражает постоянное стремление к насаждению в собственных обществах от имени религии идей, не соответствующих времени, а с другой, при приближении этих течений к осуществлению их мечты предпринимаемые ими практические действия лишь отдаляют их от этой мечты или приводят к ее исчезновению. Таким же образом с заблуждением сталкиваются и те, кто считал, что движение “Талибан” способно выправить политическое, экономическое и социальное положение, осуществить устремления в области развития, прогресса и благосостояния. Испытывая симпатии к идеям этих движений и их принципам, люди бывают ослеплены ими, но потом, когда эти течения приходят к власти и начинают применять свои идеи на практике, наступает прозрение.

Поделиться
Следуйте за нами