Добыть или не добыть?

В рубрике Новость дня - 2021-07-01

Даулет Алтаев

В Казахстане очень серьезно относятся к майнингу криптовалют: буквально на днях глава государства подписал закон о налоге на майнинг, который вступит в силу с 1 января 2022 года. А с сегодняшнего дня, то есть с 1 июля, как обещали ранее, один из крупнейших производителей оборудования для добычи криптовалюты -китайская BIT Mining Limited (торгуется на Нью-Йоркской фондовой бирже) - должен был завершить поставку к нам более 2600 машин для добычи криптовалюты. И вообще - мы четвертые в мире по показателям вычислительной мощности для добычи криптовалюты

В Китае же деятельность в этом направлении постепенно сворачивается. В середине июня Народный банк страны провел совещание с пятью крупнейшими банками КНР и платежной системой Alipay. Тон сообщения следующий: вам не следует ввязываться в спекулятивную игру с криптовалютой, потому что активы эти высокорисковые и только поддерживают цветение преступной “малины”. При этом любое участие, мол, делает из вас, то есть из финансовых институтов, сообщников мирового “криптовалютного заговора”.

Но это наш вольный перевод, а вот часть официального сообщения по результатам встречи: “Соответствующие департаменты Народного банка Китая отметили, что деятельность по торговле виртуальной валютой нарушает нормальный экономический и финансовый порядок, порождает риски незаконного трансграничного перевода активов, отмывания денег и другой незаконной и преступной деятельности и серьезно ущемляет права людей, подвергает риску сохранность имущества. Банки и платежные учреждения должны строго выполнять “Уведомление о предотвращении рисков, связанных с биткойнами”, “Объявление о предотвращении рисков финансирования выпуска токенов” и другие нормативные требования, а также неукоснительно выполнять свои обязательства по идентификации клиентов”.

WELAR

В принципе, ничего необычного в таком решении: майнинг - это тот же печатный станок. И ни одно государство мира с независимой, самодостаточной финансовой системой не готово принять альтернативу защищаемой законом денежной единицы. Тем более что ветер, похоже, дует со стороны потенциального политического противника - тот же биткоин все же не имеет ничего общего с национальной валютой и курсом Китая.

При этом мы помним, как сообщали о создании цифрового юаня. Это полный цифровой аналог бумажной версии денег. Естественно, с возможностью полного отслеживания пути, начиная с выпуска. Возможно, с этим тоже связаны определенные опасения, мол, на созданную инфраструктуру цифровых расчетов (воспитанная привычка - тоже важный ресурс) может с легкостью прийти некая неподконтрольная государству чужая платежная цифровая единица еще и без определенного эмитента.

Кстати, у нас также планируют создать национальную цифровую валюту - цифровой тенге. Сейчас прорабатывают соответствующие документы и обсуждают возможные риски. Не исключено, что проект запустят в пилотном режиме в конце 2021 года. “Цифровой тенге станет дополнительной формой денег, эмитируемой Национальным банком, тогда как электронные деньги существуют только в рамках инфраструктуры конкретной платежной системы и могут быть эмитированы в том числе и частными организациями”, - приводит слова представителей Нацбанка РК портал profit.kz.

Вернемся к основной теме. Зачем тогда нам со всем этим майнингом связываться, если мудрейший Китай насторожен? Мы видим в этом, возможно, лишь реализацию “транспортного” потенциала Казахстана. То есть возможность продавать электричество, площади, получать налоги. И, так как мы пока не имеем амбиций влиять на настроение мировой финансовой системы, вполне можем, по мнению чиновников, этим заниматься. Мы, как тот среднестатистический вкладчик, стремимся поровну поделить свои сбережения, чтобы сохранить, учитывая смену мирового порядка. И да, в Казахстане криптовалюты не являются платежными средствами. Но и преследовать за обращение с таким активом не будут.

Кстати, о четырех провинциях, где ограничили операции по добыче криптовалюты. Итак, это Сычуань, Юньнань, Цинхай и Синцзян. Причем действуют китайские власти очень решительно - так и сказали, мол, завершайте к такому-то числу, мы отключаем электрическое питание всем фермам. И сейчас в этих регионах идут проверки на наличие подпольных майнинговых установок.

Означает ли ситуация в Китае скорый крах крипторынка? Эксперты уверены - нет. Мол, этот регион привык работать в условиях ограниченности движения капиталов и нынешний запрет лишь отсрочит скачок биткоина и альткоинов.

Итак, китайские бизнеснемены - одни из самых проворных, прозорливых, активных, умных и дальновидных. Поэтому уже 22 июня мы узнаем о первой партии в 320 аппаратов, которые привезли к нам. Мелочь, но это только начало еще одного большого проекта. И из этого же сообщения мы узнаем, что до 1 июля должны поставить еще около 2600 установок.

Но не только об этом хотим сказать. Ведь Казахстан не единственная страна, куда рванули китайские бизнесмены. Действительно впечатляюще - мы четвертые в мире по уровню среднемесячной вычислительной мощности. На первом месте ожидаемо Китай - 65,08 процента. Далее США - 7,24 процента. Затем Россия - 6,9 процента. И мы - 6,17 процента.

По данным наших чиновников, майнинг в Казахстане может быть особенно выгодным, так как РК, оказывается, обладает профицитом электроэнергии, а также определенного рода природными особенностями, позволяющими сэкономить на охлаждении криптодобывающих установок. Более того, Президент Касым-Жомарт Токаев неоднократно подчеркивал важность развития этого направления (создание инфраструктуры для майнинга и привлечение инвестиций), призывая довести объем зарубежных инвестиций в эту отрасль до 500 миллиардов тенге, или около 1,2 миллиарда долларов. Да и налог на майнинг - это фактически признание легитимности занятия, а также возможность увеличения налога в будущем. По нынешним условиям это один тенге за один киловатт-час. Впрочем, сегодня до конца не понятно, каким именно образом будут отслеживать майнинговую деятельность и что конкретно грозит за уклонение от оплаты налогов в этой специфичной сфере. Мы прорабатываем соответствующий запрос в компетентные органы и по мере готовности познакомим читателя с ответом.

Что касается интересов отечественного бизнеса, ведь все проекты по майнингу у нас реализуют на уровне совместных предприятий. Поверхностно: бизнес, по большому счету, получает нечто, что пока невозможно тратить, применить внутри страны. Но позволяет получить возможность распределения капитала и заработать на околокриптовалютной сфере, создав необходимость платежа за содержание инфраструктуры, а также привлекая инвестиции в проекты по локализации производства вычислительной техники. Конечно же, если государство в будущем введет пошлину на ввоз импортного майнингового оборудования.

Однако есть и существенные риски, которые, уверены, понимают наши чиновники. Близость криптовалюты позволяет создавать криптобиржи, возможно, хранилища цифровых активов. Что подразумевает в том числе известный механизм предоставления займов под залог цифровых активов - банкиры вроде как умеют считать пропорции нестабильности криптовалюты и, надеемся, хорошо помнят историю с ипотечным пузырем. Блокчейн также позволяет провести токенизацию промышленных активов. Это такой процесс, когда в блокчейн-системе формируется, публикуется цифровой образ актива. Да, такой поход может повысить ликвидность определенных активов, например, существенно упрощая деление на доли. Но процесс, убеждают специалисты, должен быть организован таким образом, чтобы держатель токена имел право требования на токенизированный актив в реальном мире при любых обстоятельствах. И в этом случае видим только одного надежного гаранта - государство.

Впрочем, ответчиком оно выступит тоже единственным. Возможно, поэтому Китай негативно настроен относительно глубокого проникновения криптовалюты в свою финансовую систему. И крах упомянутых пяти банков и платежных систем равносилен краху всего. Собственно, поэтому можно предположить, что Казахстан тоже пока не торопится признавать криптовалюту платежным средством. Но видит неплохую возможность заработать на околокриптовалютных делах, собирая небольшую комиссию в виде налога, продавая электроэнергию без дополнительных затрат на ее транспортировку, и старается не упустить шанс стать блоком альтернативной финансовой системы, которую уже не отменишь.

Поделиться
Следуйте за нами