ТЕХНОЛОГИИ “СОЦИАЛЬНОЙ КАРТОШКИ”

В рубрике Анонсированные материалы - 2021-06-01

Мадина Меирманова

Продовольствие - один из самых беспроигрышных для производства товаров. Что бы ни случилось в мире - люди всегда будут хотеть есть. Вопрос лишь в том, сколько этой еды они себе смогут позволить купить. Особенно при современном богатстве выбора и конкуренции товаров и фирм за предпочтения покупателей.

Но, как ни странно, при огромной конкуренции и товаров, и фирм, их производящих, цены на одинаковые товары не падают, а напротив - синхронно поднимаются. “Невидимая рука” Адама Смита, балансирующая ценообразование спросом и предложением, редко когда срабатывает “в минус”. Незначительные “сезонные” откаты не могут стабилизировать стоимость продуктов даже в среднесрочном периоде, не говоря уже о долгом сроке

Идеальной считается инфляция на уровне двух процентов в год. Такой прирост цен позволяет, с одной стороны, бизнесу развиваться, изобретая новые технологии, повышать производительность труда, находить более эффективные способы производства, в том числе и продовольствия. И при этом такой подъем цен не сильно ощущается и карманом потребителя. Особенно, если накопленная за несколько лет инфляция компенсируется, например, повышением доходов.
К сожалению, у нас только с начала года рост цен на продовольствие (и то не все, а лишь 19 товаров, считающихся социально значимыми: картошка, лук, рис, сахар) превысил четыре процента. В прошлом году продинфляция внесла основной вклад в инфляцию в стране в принципе - больше 12 процентов. И заметим, эти 12 процентов - средний показатель. То есть подсолнечное масло хоть и подорожало в 1,5 раза, но его рост “размазался” в общей картине на фоне низких цен на соль, капусту и лук.
Причем, как говорят в правительстве, кроме роста цен на международных товарных биржах и роста цены импорта (за последний год казахстанский тенге, увы, ослабел по отношению к доллару на 13 процентов - с 380 до 428 на вчерашних торгах), наибольший вклад в рост цен вносят слишком длинная цепочка перекупщиков и надбавка конечных продавцов.
На днях чиновники из Министерства торговли обсудили с депутатами парламента и бизнесменами плюсы и минусы товаропроводящей системы, которая должна стать панацеей от перекупщиков и завышения цен.
Как рассказывал глава МТИ Бахыт Султанов, якорные объекты товаропроводящей системы - оптово-распределительные центры будут не только местами хранения, но центрами притяжения для новых фермерских технологий. По словам Султанова, ОРЦ будут интегрированы в единую информационную систему, которая расширит возможности для кооперации фермеров и поставок гарантированных объемов продукции в торговые сети. “Сейчас наши фермеры не могут гарантировать торговым сетям бесперебойную поставку стандартизированного товара круглый год. Поэтому сети вынуждены сотрудничать с зарубежными поставщиками. Если дать нашим производителям такие логистические возможности, они смогут потеснить иностранных конкурентов на полках наших магазинов”, - заявил Султанов. Добавив, что на базе ОРЦ фермеры смогут заключить форвардные контракты, получать услуги агроконсалтинга, качественные семена для посева. Это будет способствовать интенсивному росту производства и создаст условия для увеличения экспорта.
Но сами фермеры считают, что ждать создания такой системы необязательно. По форвардным контрактам, то есть покупке будущего урожая (при оплате покупаемого объема товара весной), могли бы работать стабилизационные фонды (их курируют социально-предпринимательские корпорации при региональных акиматах).
Председатель Союза картофелеводов Казахстана Кайрат Бисетаев считает, что это обоюдовыгодная схема: “Нам сейчас нужны деньги для проведения весенних полевых работ. Получив их, мы зафиксируем объем продукции, которую должны поставить СПК, и справедливые нормальные цены на каждый месяц - с осени до весны, которые будут устраивать акиматы. Каждая СПК в своем регионе может определить два-три десятка магазинов, мы сами будем туда завозить овощи. Хранение берем на себя, и все риски и потери будем нести сами. У акимов появится реальный инструмент по регулированию цен - они же товар уже оплатили, значит, могут напрягать хозяйства, чтобы те выполняли свои обещания. А не как сейчас - идет этот бедный аким к нам и говорит: “Алматы жалуется, что у тебя высокие цены, отпусти им по 50 тенге”. Рождается взаимное недоверие, когда никто из фермеров не дает акимату точные цифры, сколько у него чего на складах”.
Но, как ни странно, СПК не спешат с форвардными закупами. Они в основном покупают продукцию в сезон по цене “у поля”, а то и у оптовых перекупщиков. В результате у СПК цена на “социальную картошку” даже при заявленных интервенциях мало чем отличалась от рыночной.
Как говорит Бисетаев, покупателю будет выгодно, если по форвардам будут работать 20-25 процентов рынка: “Тогда другие поставщики тоже вынуждены будут упасть в цене”.
У властей в планах привлечь на будущие ОРЦ мелких фермеров, не имеющих собственных качественных мест хранения, но имеющих неплохие урожаи. Если все пойдет по плану и мелкие фермеры действительно объединятся вокруг ОРЦ и начнут работать “под заказ” (в том числе и кооперативно выращивая требуемые покупателю объемы продукции определенного качества), то есть надежда на то, что ценообразование (включая и продовольственную инфляцию) в нашей стране станет более эластичным и менее скачкообразным. По крайней мере, могут быть исключены зимне-весенние сезонные дефицитные всплески.
Но все же, увы, ни ОРЦ, ни форвардные закупы не смогут обеспечить низкие цены, если тенге будет дешеветь. Ведь и семена, и многие удобрения/лекарства (в случае животноводства), и даже упаковочные материалы (например, картон для тетрапака) в Казахстан везут из-за дорогой валютной заграницы.

Нур-Султан

Поделиться
Следуйте за нами