“Коронные” продукты

В рубрике Мир - 2021-05-18

Марта Рогова

Коронакризис продолжает диктовать миру стоимость жизни. Одни страны стоят в очереди за вакциной, другие продолжают испытывать дефицит лекарственных средств и препаратов от COVID-19. Но все столкнулись с еще одной важной социальной проблемой - ростом цен на продовольствие

С началом антиковидных ограничений, в том числе проблем с торговыми цепочками, по миру начались проблемы с продтоварами. Вроде бы основная масса стран по большинству самых популярных товаров себя обеспечивает. Но дефицит на других рынках подстегнул рост цен - и очень значительно.
По данным Международного совета по зерну, экспортные цены на пшеницу (в зависимости от страны-производителя) выросли за год на 18-44 процента, цены на кукурузу - в два раза, на ячмень - на 45 процентов. Новости, вышедшие на прошлой неделе, об ускорении сева и с прогнозами обильных осадков в течение недели в США, Канаде, Европе и странах Причерноморья, обвалили цены на сельхозкультуры, но до доковидных уровней еще очень далеко. Более того, Министерство сельского хозяйства США на днях заявило, что цены сохранятся на уровне семилетних минимумов даже после того, как фермеры соберут урожай, который они сейчас сеют.
По растительному маслу ситуация еще печальнее. Подсолнечное масло за последний год выросло в цене на 254 процента: с 650 до 1650 долларов за тонну (самую высокую цену на черноморских портах зафиксировали в марте - 1740 долларов за тонну). Даже цены на пальмовое масло за год выросли более чем на 120 процентов - до 1091 доллара за тонну (на малайзийской бирже). И здесь причина напрямую зависит от коронавируса - из-за пандемии в Малайзии и Индонезии возник дефицит рабочей силы.
Теперь аналогичная проблема возникла в Индии, где никак не могут обуздать распространение коронавируса. В главном регионе - поставщике индийского чая штате Ассам - 90 плантаций находятся на карантине: рабочие заболели коронавирусом. Если процесс не остановится, листья просто некому будет собирать. К этому добавилась еще и сильная засуха, которая также губит чайные плантации. Все это вкупе может в самое ближайшее время привести к дефициту чая на рынках и росту цен на него.

Аналогичная ситуация ожидается и по кофе. В прошлом году из-за пандемии часть урожая бразильского кофе не удалось доставить потребителям вовремя, и товар пропал из-за ненадлежащих условий хранения. Как следствие, в нынешнем году, по данным Международной организации кофе (ICO), дефицит кофейных зерен может составить больше шести процентов мирового потребления. Что, естественно, поднимет цены и на этот напиток. На американском рынке дефицит зернового кофе уже достиг шестилетнего максимума.
Ценовые качели и ожидаемый дефицит вынуждают экспертов прогнозировать возможные изменения покупательских предпочтений.
Во-первых, коронакризис существенно ударил по платежеспособности населения всех стран. Санитарные ограничения и продолжающиеся во многих странах локдауны и запреты на работу тех или иных видов предпринимательства разоряют как бизнес, так и его работников.
Например, в Великобритании период бессрочных отпусков продлен до конца сентября 2021 года. При этом отправленным в них сотрудникам будут выплачивать 80 процентов зарплаты. В стране за год выросла безработица: в прошлом году число безработных достигало 1,74 миллиона человек - на 454 тысячи больше, чем годом ранее. Причем больше всего безработных среди молодежи.
Потери в доходах вынуждают людей менять пищевые предпочтения. Например, переходить на искусственное, культивированное в лабораторных условиях мясо. Как сообщила The Guardian со ссылкой на отчет благотворительной организации Good Food Institute (GFI), в США и Великобритании около 80 процентов опрошенных готовы включить такой продукт в свой рацион.
В Китае рестораны и их посетителей будут облагать штрафами за перевод продукции: все заказанное должно быть съедено. Так в самой населенной стране мира пытаются сократить масштабы дефицита продовольствия и объемы выбрасываемых продуктов.
Эксперты уже прогнозируют, что рост цен на продовольствие будет продолжаться до тех пор, пока все антиковидные ограничения не будут сняты и торговые цепочки вновь не наладятся до уровня бесперебойных.
Для казахстанцев мировой рост цен накладывается на изменение стоимости тенге. Только за прошлый год наша валюта подешевела с 370 до 425 тысяч за доллар. И, судя по всему, даже дорожающие нефть и металлы (наш основной экспорт) не особо влияют на самочувствие тенге.
При этом роста доходов казахстанцев пока не видно. Статистика, разумеется, говорит о прибавлении средней зарплаты, но реальные цифры гласят лишь о том, что экономическая активность начала возрождаться. А значит, в лучшем случае будут хоть какие-то стабильные доходы у граждан. До роста здесь, увы, еще очень далеко.
Вот и получается, что фактическая стоимость семейных бюджетов казахстанцев с каждым разом все уменьшается: дорожает отечественный продукт, подтягивающийся за мировыми ценами, дорожает импорт - и из-за мировых цен, и по причине слабости тенге. И все больше казахстанцев включают режим продуктовой экономии и переходят на возрождение овощных дачных посадок.

Нур-Султан

Поделиться
Следуйте за нами