Торги неуместны

В рубрике Новость дня - 2021-04-20

Ольга Шишанова

Правительство Казахстана собирается передать в частные руки стратегически важные для государства объекты - Усть-Каменогорскую и Шульбинскую ГЭС. Однако депутаты Мажилиса Парламента РК категорически воспротивились этому, что и послужило поводом для депутатского запроса в адрес первого заместителя Премьер-Министра Казахстана Алихана Смаилова

WELARWELAR

Напомним, что постановлением Правительства РК от 29 декабря 2020 года “О некоторых вопросах приватизации на 2021-2025 годы” утвержден перечень крупных организаций республиканской собственности, которые подлежали приватизации в приоритетном порядке.
И, согласно этому постановлению, помимо других объектов в первую очередь должны были быть приватизированы также Усть-Каменогорская и Шульбинская гидроэлектростанции, 100 процентами долей которых сегодня пока еще владеет государство.
Работы по оценке объектов начались 11 марта 2021 года. Определиться со стартовой стоимостью было намечено к 25 марта, тогда как торги будут проводить 4 мая, а 17 мая должен быть заключен договор купли-продажи.
Однако информация о предстоящей приватизации этих гидросооружений получила широкий общественный резонанс - в социальных сетях в очередной раз разыгрался нешуточный скандал, причем с негативным оттенком. Что понять, в общем-то, не трудно, так же как и не согласиться. Потому что приватизация этих объектов повлечет за собой не только явное повышение и даже превышение тарифов на услуги, предоставляемые обеими ГЭС населению, но и может свести на нет их эксплуатацию. Что в итоге запросто может привести к их остановке, а затем и к разрушению, а значит, региону может (пусть и не на 100 процентов) угрожать экологическая катастрофа.
В противовес этому чиновники утверждают, что “для государства выгодно, чтобы станции были в частной собственности, так как должны снизиться затраты на их содержание, ремонт и эксплуатацию”. Но депутат Сергей Решетников уверен, что “нагрузку на бюджет работа этих гидроэлектростанций не дает, поскольку, например, в 2019 году валовой доход Усть-Каменогорской ГЭС составил 1,8 миллиарда тенге, а прибыль Шульбинской ГЭС - 1,2 миллиарда тенге. Более того, все капитальные затраты и текущие расходы осуществляются за счет собственных средств, и государственные инвестиции на это ни разу не привлекали”.
А о том, что подобные объекты попросту опасно передавать в частные руки, говорит хотя бы тот факт, что эти крупнейшие ГЭС страны являются сложнейшими технологическими сооружениями, которые призваны не только вырабатывать электроэнергию для всей Восточно-Казахстанской области, но и регулировать водную систему Иртыша, уровень Бухтарминского и Усть-Каменогорского водохранилищ.
“Их работа напрямую связана с накоплением и сохранением водных запасов, биологического баланса природных богатств реки Иртыш и прибрежных районов. От работы этих гидроэлектростанций зависит как жизнеобеспечение городов региона, так и, что немаловажно, цена на электрическую энергию”, - утверждает Решетников. Попутно приведя данные отчета за период 2019 года, когда обе гидроэлектростанции реализовали 3,593 миллиарда кВт/ч при потреблении ВКО 8,4 миллиарда кВт/ч. То есть практически половину всей потребляемой электроэнергии области.
Немаловажным также, повторим, является и то, что утверждение предельных тарифов для электростанций остается за государством, и это право не приватизируется. Но продажа частнику обеих электростанций явно будет означать негласный переход к нему и права определения тарифов. “Собственник двух ГЭС точно не удержится от того, чтобы начать диктовать свои условия”, - уверен как депутат, так и пользователи социальных сетей.
Кроме того, нельзя забывать о главном - необходимости поддержания полной безопасности плотин, оборудования и технических сооружений. Опыта управления такими крупными ГЭС в РК у частных собственников точно нет. Зато есть печальный опыт передачи в частную собственность почти всех гидросооружений на небольших водохранилищах в сельской местности.
Что, например, в марте 2010 года привело к трагедии в селе Кызылагаш, когда прорыв плотины унес жизни 45 человек, из них 15 детей. После этого ЧП такие сооружения стали возвращать в собственность государства, создавать специальные госпредприятия для их обслуживания.
При возникновении аварийной ситуации на приватизируемых ГЭС в зону затопления попадает значительная часть областного центра, где проживает сегодня более 346 тысяч человек.
“Да и вообще, ГЭС являются стратегическими объектами, они имеют социально-экономическое значение для устойчивого развития казахстанского общества, нанесение ущерба которым может негативно повлиять на состояние национальной безопасности Казахстана, создать угрозу жизни и здоровью граждан”, - высказывают свое мнение и независимые эксперты.
Плюс, по словам специалистов, эти предприятия не просто рентабельные, но и прибыльные. “Так зачем продавать стратегическое государственное имущество, приносящее прибыль?” - недоумевает мажилисмен Сергей Решетников.
Потому-то передача таких стратегических объектов в частные руки обоснованно вызывает большую обеспокоенность у жителей Восточного Казахстана, всего Прииртышья и у депутатов фракции “Народная партия Казахстана”.
“Хочу заострить внимание на следующем - все стратегические объекты должны быть только в государственной собственности, потому что именно этот факт является в первую очередь главным залогом обеспечения должного уровня безопасности объектов, уязвимых в террористическом отношении”, - подчеркнул мажилисмен. Предложив в итоге внести изменения в Постановление Правительства РК от 29 декабря 2020 года № 908 “О некоторых вопросах приватизации на 2021-2025 годы”, исключив из перечня крупных организаций республиканской собственности, подлежащих приватизации в приоритетном порядке, ТОО “AЭС Усть-Каменогорская ГЭС” и ТОО “AЭС Шульбинская ГЭС”.
Вот только пойдет ли на такой шаг правительство, для которого действующий в Казахстане принцип “желтых страниц”, рекомендующий чиновникам продавать все, что находится в рыночной сфере, в приоритете?

Нур-Султан

Поделиться